navashdenie: (Default)
Трипольское Коло. Бесконечный дождь, мнительность-сомнительность слякотная, избыток ритма, благодаря которому легко понять каждого загадочного незнакомца и передать живую воду радости и душевного тепла. Воду?! Столько воды, которая сразу становится болотом под ногами, воды, которая бесконечно пытается кипятиться на костре, а тут еще и воды музыки, в которых утопаешь, пока хватает запасов счастливого вдоха.
Бесконечно странно - рядом столько людей, в них как никогда, столько нужды, и в том чтобы взять их за руки и водить хоровод, и в том чтобы согреть друг друга благостным смехом, и в том чтобы не недоуменно-потерянно посмотреть друг другу в глаза, как на незнакомцев, а всматриваться друг другу в глаза с искренним щедрым интересом. И льет дождь, и бабочки-люди мчаться окукливаться, и непонятно, как же, куда лететь, что же делать со всем этим. Но здорово, что можно вернуться в свой лагерь, где Викинг и харьковчане, танцующие ирландщину, у них, под сенью акаций, греется костер с кипятком, над ним стоит чудесное сооружение - зонтик на палке, стерегущий костер от дождя. Можно собраться вокруг и постоять, согреваясь чаем, слушая странные прекрасные телеги, возникающие под началом и окончанием знака легкого смеха, :)смайлик бы стоял и в начале и в конце, как обычно пишется в испанской поэзии. И в конце-концов проникнуться и понять, что именно ради этого ты тут и есть, чтобы почувствовать эту свободу и легкость, непрекращающийся красивый танец спокойствия и счастья в себе; и попробовать из себя сделать пару красивых танцевальных па в общий хоровод. Самонастройка на то, что мир - хорош, ты, они, он, оно - хороши, всеее найдешь, всее возьмешь. Хотя и мысли всякие-состояния тяготят очень иногда, но самое время и место научиться, а на самом деле - вспомнить, как это, когда даже эти состояния могут звучать красиво и легко. Так неуместно чувствовать себя тяжелым и неделимым ) Вместо этого чувствовать других - целостными и героическими, радоваться красоте маленьких событий.

Хорошо чапать босыми ногами по теплой грязи, когда за спиной - невероятный закат, а впереди - сцена со странной музыкой, над которой растянулась огромная красная радуга.
Хорошо видеть вокруг себя столько красивых и счастливых лиц, и ни одного такого, в котором почувствовал бы что нибудь чуждое.
Единство - наглядно, когда на мастер классе японских барабанов, Мастер стоит спиной к барабанящим и беззвучно опускает руки, а это тут же разносится громом синхронных ударов из-за спины. На это собралось смотреть много людей, и все отчего-то ужасно счастливы - да, наверное из-за этого Единства в ритме, во всем.
Хорошо замерзнувшим вернуться в лагерь, где такие родные люди, стойко держащие вахту у костра. Потом засыпая, слушать музыкальный щебет разговоров, потеряв связь с реальностью, оставив одно чувство уместности и уюта здесь-и-сейчас, замедитировать, уснуть не закрывая глаз, а опять проснуться от музыки, слышной с главной сцены. Музыка Атмосферы тогда звучит завораживающе втему - невозможно не танцевать, и я танцую руками, невероятно отчетливо чувствуя тепло в кончиках пальцев, вальс с огромным теплым энергетическим котом.. Снова льет дождь, сидеть на краешке мокрого полена и греть ноги, двойной стихией - огня и воды с неба. После Атмосферы Викинг играет на вистле веселые мелодии, танцуется так задорно, а наяву мнется-пахтается мокрая трава под ногами, болота чавкающей в ритм мокрой земли.

Хорошо засыпая в палатке слушать вистловую колыбельную, и закрыв глаза, видеть сразу столько потрясающих глючных картинок. Про вязаную реку с вязанными берегами, про... уйму каких-то глючных вещей, так спокойно проявляющихся внутри и радующих ) Лежать в спальнике в палатке, сонно смеяться над сновидчески глючными телегами и чувствовать себя по-настоящему дома, ближе всего к своему миру и теплу. А еще же сны сняться чудесные - как я мчусь по крыму, у меня внутри есть карта, я попадаю в места, которые меня невероятно восхищают, я и вспоминаю, и узнаю, верчу головой во двориках, СЧАСТЛИВАЯ, а за мной мчатся дети и знакомые, радуясь моей радости, ведь что то в процессе этого пути во сне я должна была найти.
Хорошо научиться правильно играть на бубне, запомнив движение руками. И держать плоскости в поях, а еще наконец-то сделать бабочку!, побив себя как следует по носу и макушке )
А после этого, наверное, всё. Дорога домой, сборы, сонливость и невнятность - и такое, да. Напоследок сидеть на уютной поляне с замечательной группой очень сильных людей, в которых постоянно горит энергия и взгляды - живые ) Еще больше напоследок - с этой замечательной группой сесть в автобус-Икарус, где вместе с нами собрался народ, всю дорогу чудовищно невлад воющих украинские народные песни - люди хорошие, песни душевные, но слушать отчаянно - то смешно, то грустно, но в конце-концов, смешно; а в "голове" автобуса тоже сидят и поют народные песни, но стройным, красивых хором - его иногда слышно, с такой завистью, ведь ближе никак не подсядешь послушать. И этот конец - как раз фейерверк феерической смеси эмоций - отчаянья, тоски по несбывшемуся, усталости и при этом - хохота над абсурдом, офигевшего счастья, смирившегося спокойствия.    

В таких местах силы, наверное, каждому по необходимости ) Я смогла придумать себе такой итог, а ведь в прошлом году мне было нужно и получалось совсем другое. Очень странно, что все события проходили на одной общей земле.. ) Но спасибо ей, хотя, нет, намного больше спасибо людям, которые ее оживили. Глазаглазаглаза. Улыбающиеся. : ) Увидимся!
navashdenie: (в чемоданах)
о, вы хотели бы немного уличного дзена? ненене, только не мой здравый рассудок :)
великая сила - Мы. Мы идем по улице, мы спускаемся с горки, шагая промокшими ногами по лужам, я играю на калюке, нам смешно. Я не знаю что может быть лучше, правда, вечное возвращение к тому же, о чем всегда мечтал и что всегда где-то рядом. Постоянный танец, движение, легкость, изящество решений, и просто - хохот трех милых феечек, так мило черпающих силу друг в друге и дарящие ее миру рядом. Так по-дурацки, фейерверково, совсем не то, что нужно вроде бы для принятия серьезных внутренних решений - и наоборот, только в этом дурачестве наконец-то Понятно, что же делать и как жить. Жить - сильно ) Делая все что угодно, чувствовать в этом силу. Быть в ее постоянном поиске, никогда не уставать. Какой же красивый мир, как он светится, как приятно смотреть на людей и запоминать картинками черты их лица, подсмотренные мельком профили говорящих друг с другом, силуэты расстворяющихся в дождевом тумане, которых можно узнать "своими" по походке.. Слышать голоса, нежно оттененные уличным шумом, как портретное размытие на дальнофокусном объективе. Видеть цвета и краски, ради них можно просыпаться каждое утро. "Я выбираю быть счастливой - этим солнцем, этим миром"..
Ехали в трамвайчике сквозь дождь - как уютно у водителя в кабинке, какой вид!.. Стояли на перроне и плясали, кружились, я весело калючила, совершенно потеряв представление о диапазонах громкости и их объятности:) Съели по кусочку детства, что-то наговорили, ушли в метро в полной решимости продолжать великий день, а оказалось, что уже ночь. или рассвет - какого цвета небо, а? и шаг успокаивается, мир очень тихий, и от него нужна только его полнота, и полнота собственного в нем присутствия.
и не-за-мо-ра-чи-вать-ся. *) если да - то открыто и уверенно, как когда хозяйничаешь в саду, выбирая место для посадки кустов и семян. но вообще лучше что-то делать, чем заморачиваться без толку; ну вот как это просто, а почему для меня всю весну непостижимо было, почемуу не работает этот простой принцип? единство и борьба противоположных подходов - чудить и заморачиваться. одно без другого немыслимо, конечно, но я бы хотела быть там, где сперва спрашивают - что, как? - а не перебирают все возможные падежи. а вообще, всё хорошо :) и никуда мне от этого не деться :)
и еще думаю, как же здорово верить в людей; так откровенно ждать, что у них получится сделать чудесное. а еще думаю, как печально так же хорошо вдруг понять, что чудес и так не мало, а тех самых не случиться, потому что нет самого важного и тонкого взаимопонимания. как же трудно найти того, кто верил бы в тебя, а ты бы верил в него, и обоих устраивала и вдохновляла эта вера... я такая бестолковая и потерянная, мне бы только вместе с кем-то ухватиться и начать задавать вопросы и искать на них тут же ответы, ловить их на лету, вот так, как сейчас совсем просто и инстинктивно-весело получается у нас-феечек - да, да, я всегда готова поймать и подхватить любые предложения.

а еще я нашла себе друга, очень созвучный Халиль Джебран со своей тонкой граничной мелодикой смысла, чарующим родным сновидческим ритмом, картинками, ландшафтами, трещина в которых проходит через мое сердце )
navashdenie: (Default)
совершенно непонятно, что происходит! ааа, сбитый ритм, радость-печаль, бессилие-одухотворенность, неразрешимая сложность и полетная легкость, полный состав компании настроений и их дуалов )) что же делать. складываю коллажи из настроений и проверяю на чистоту свою душу, уговариваю и настраиваю ее всячески, чтобы она звучала глубоко и резонансно, изучаю, как ей легче быть - в задорном "забойном" ритме с дурацкими мыслями в голове, или в томно-печально-медленно-многословном, с мыслями не менее дурацкими, но беспросветно запутанными и запутанностью своей радые.. ни одна крайность и жанр не держаться долго (во всяком случае, в настроении - вот еще драматургию ломать как хочется на ходу, переключаясь с волны на волну, но это было бы уж совсем чересчур); безграничность возможностей ограничивается только временем, контекстом и утомленной физической оболочкой. )) хотя из-за того, что очень легко упасть в самую пропасть, а потом потратить полдня на то, чтобы взлететь на икаровых крыльях к самому солнцу - как-то не так жизнерадостна эта безграничность. расшатанный маятник, неопределенность происходящего, возможности, которые легко становятся и неозможностями, и неосуществимостями...  нелепо, смешно, безрассудно, безумно. ) я не верю в себя, абсолютно совершенно, и поэтому верю во все что угодно, что может стать мной.
со всем этим, наверное, можно сделать много чудесного. но что же, когда все течет как вода сквозь пальцы - только ощущение присутствия, едва донесешь куда!...
ох, какая настройка себя, ух как все летает. узнаю фрагментами, теряю центральные мозаичные кусочки в уже собранном.
слушаю много разной музыки, меняюсь в каждой новой тональности. играла на калюке и флейте поочередно, чувствовала огромную разницу. смотрела на людей, от которых то совсем печаль, так что в голове мир вверх дном, то радость и спокойствие - потому что внезапно понятно, что мир вверх дном, действительно, только в самой голове. а если в голове настроить все, как хочется - дочегоже я всех люблю, открыто и восторженно, - то и люди больше никогда не станут вызывать этого "стрема" и "измены", во всяком случае, легче будет переключаться и думать фельетонами. )))
я самый счастливый в душе человек, и самый несчастный при этом отчего-то. сны-сны-сны, "нас просто нет и в принципе не было видимо вообще никогда", невыносимая легкость бытия, неопределенность своей силы. я не так хорош, как выдуман, думаю я постоянно. но, все-таки все это очень важно! все это прекрасно и правильно : ) играть бы музыку, и придумать, наконец, себе дело жизни. вот до чего мне странно от мысли, что я могу плотно заняться 3д - я не дизайнер, не художник, но я все умею в теории; знаю много прикладных штук в разных областях, но у меня не получается с ними Работать - потому что, видимо, собирала знания об этом только для того, чтобы научиться новому Восприятию и взгляду на мир. ну, и что теперь с этим делать? )) эх, внутренний голос, соберись случайно из буков и случайностей! %)
navashdenie: (в чемоданах)
глаза.
я проехала столько часов и километров, чтобы донести до "дома", где я спокойно вздохну сама себе, ощущение взгляда.
взгляда, в котором вся красота весны, мягкий свет музыки, свежая горечь в горле от невысказанных слов, спокойствие во внутренней улыбке.. не человеческий, не именно "его" взгляд, а прекрасные, светлые голубые глаза, взглянув в которые, начинаешь ими видеть, ими всматриваться в ответ. красота снаружи того, что звучит в унисон глубоко в душе. теперь я - эти глаза. смотрю ними пристально, мягко улыбаюсь, они все время смотрят с особым вниманием - в нем много мысли, но не суетливо-мечущейся, ищущей выражения в форме, а спокойно-безмолвной, мысли интуитивной - взгляд, который думает внутренним чувством. спасибо вам, дорогой загадочный друг, за то, что вы так невероятно прекрасны, хоть наверняка не так просто с этой красотой, даже - не так сложно, не так глубоко внутри, как хотелось бы смотреть и всматриваться.
зачем теперь зеркало? этих глаз, этого лица там нет. но насколько же хорошо я чувствую, что это не так, насколько же отражение внутри - иное!

да. сегодня у меня были именины и я родилась заново. с миром что-то случилось - в нем настоящая Весна, и прекрасность людей захватывает дух; мы шли по Андреевскому с Дусей и Васей, играли на бамбуковой флейточке, дарили благовония, встречали по дороге прекраснейших страннейших - сперва звали в гости, потом подарили белый карандаш, а затем и вовсе - трогательно-любимые вырастившие меня друзья улыбались, поздравляли, показывали, как извлекать из колесной лиры ужасающие хичкоковские звуки ) весь день преследовала ламбада, люди в метро смеялись и уговорили спеть музыканта "звезду по имени солнце", так в тон его голосу.
целый день - смотрели друг на друга. читали друг друга. дышу веселым влюбленным счастьем поэта; еще несколько вздохов этого воздуха и пара скобочек от этого Сна - и поэма дышит внутри, от ее ритма иногда захлебывается свое дыхание...

почему же я .так люблю безумно красивых людей, а сама не признаю своего отражения, не могу настроить свой голос и жесты - когда молчу, смотрю перенятым взглядом - вижу, чувствую, что-то невероятно гармоничное и правильное, понимаю сплошным озарением сразу все сложное счастье, которое живет в одном моменте; одна буква, одно слово - и все сложное становится до печально-смешного простым и неуклюжим, вздохнуть, отразить красивую мимику на своем лице и заново привыкать к собственной форме.)

- )
navashdenie: (Default)
DSC00762

11022011 18 в 18 да еще и в тибетский новый год :)))
с Новым Годом!) меня ))))
navashdenie: (Default)
а, да ну, дык елы палы! вы гоните, товарищи, ну вот нифига не правда, что я весь такой ослик все жааалуюсь, жалуюсь (ну я же сама понимаю, как это смешно, но че поделать, если музыка такая и инструмент в руках такой тональности!), и что, неужели я пишу насколько грузные тексты, что мне пора прикидываться ламинатом и становиться на полочке рядом с Петером Хандке каким-нибудь и безымянными ребятами из прошлого века, которые так многословно жаловались на век (целый век!), и несмотря на все старания, так нифига никому ничего не объяснили, сами не поняли (даже профессор из анекдота понял, а они не профессоры!), и ваще в каком-то тотальном одиночестве росли, как аксолотли у кортасара - неее, нафиг мне быть аксолотлем, хотя я тоже на них люблю смотреть :)
я вообще просто говорить очень люблю, а слушать еще больше)) поэтому так много слов. поэтому обычно их так мало, когда собираются действительно Говорящие товарищи :) приходится вместо того, чтобы им отвечать, пропускать ход, и время, оставшееся в результате, собирается в итоге буквы под пальцы - буковки уже картиночками такими лежат, надо только как коллажик так разложить, чтобы Запомнить. слишком большая любовь к безвременью :)

вот и сейчас я как будто жалуюсь, но что делать, контраст!, ведь хотела вот так раааз, одним махом, сказать, какой ништяк сейчас сидеть в уже родной такой комнате, слушать старого-доброго БГшеньку, читать про митьков и пить вкусный вермут, начиная провожать старые года, при полном погружении в настроение почти каждого ))) ну вот такое состояние - нишштяяка повсеместного, благости и доброжелательности, душевной простоты - ну, прям митьки родная душа, недаром я их люблю уже давно - вот такая любовь ко всему вообще это нормально и без вина вообще, это чисто условный артефакт "взрослого" праздника, на самом деле просыпаешься утром, открываешь глаза так на восемьсполовиной милиметров, и вдруг чувствуешь - опаньки. кажется, все хорошо. нет, не может быть. точно? ТОЧНО ВСЕ ХОРОШО! поет где-то глубоко в душе, и какой-то записывающий для памяти объектив в глазах начинает "желтить", все становиться таким явственно теплым, что вообще непонятно - а как же вчера? ведь вчера все было ч/б, и как-то совсем невесело, да и вообще, какое там быть счастливым, у меня же синдром настасьи филиповной, меня никто не любит, потому что я недостойна, а недостойна потому что!.. есть причины, короче, придумать запросто. а тут как будто нет в помине никакого синдрома. это, вообще-то, нормально, единственное, что немного непоследовательно. но вообще, лежишь так и думаешь, что несмотря на непоследовательность, проснуться ВНЕЗАПНО однажды утром счастливым - это круто. очень круто. только надолго бы хватило!..
когда счастливый - можно делать что угодно. можно и вообще ничего не делать. делать взглядом круговую панораму окружающих вещей, и улыбаться, как будто ты нарисован на детской картинке пастельным мелком. можно тянуться за чашкой чая, помня актерские заветы, про то, как каждое движение несет в себе состояние - и протянутая рука несет с собой луч благости. все любимые люди заодно, они как будто ни при чем, но греют кругом, и если играть в детскую игру - "холодно-горячо", то холодно не будет практически нигде, а горячо - так дооолго и в разные стороны длиться, что можно всю жизнь пройти увлеченно, так и не добравшись до эпицентра.

и такое Единочество..) черт, черт, дОлжно любить всех! угощайтесь сахаром :) но при этом по своей природе черт любит всех только через призму собственного спокойствия и любви к себе - через любовь_к_собственной_полноте, ага ага!! всё просто и так невнятно :)
просто иногда хочется с кем-то поговорить. и как же я, дурилка картонная, никак не додумалась, что единственный собеседник, которого я жду, лежит на книжных полках, в коробках букинистох, среди старых открыток, в классере с марками, в музыке кое-как записанной сто лет назад, и самый главный друг - это искусство, которому тоже очень хочется выговориться, и мы идеально подходим друг другу, а уж насколько сильно после воодушевление...)

а вот еще то существо, которое как найденный Хвостик для Ослика иа - частица его же самого, но заблукавшая где-то в борхесовских лабиринтах времени :)))

I

будьте счастливы, пожалуйста :)))
navashdenie: (Default)
я - живая. только что, прямо сейчас, вот этими пальцами держу свою душу за тонкий жарптичий хвост, и счастлива, что я - это я, потому что я - это нежность и беззаветная любовь ко множеству прекрасных, выдуманных и осуществившихся людей, которые содержат в себе то, от чего я становлюсь живой - я собираю себя по кусочками от этой любви - одними глазами я влюбленно вижу туман и фиолетовый светофор метро, другими руками я ласково перебираю войлок и вожу пальцами по стеклянной чашке чая, еще одним телом - я рвусь танцевать, плавно, мягко, под музыку Кинга Кримсона, ртом и мимикой я хочу быть веселой и легкой, искрами в глазах хочу поймать самую главную нить истории и разговора, связать ее с линией жизни и пустить по ней искристо-электрический ток. Чем больше я молчу, тем сильнее меняется форма улыбки, никакому зеркалу нет дела до таких перемен, а жаль, ведь это - самое главное, такая улыбка, которая вспоминает чувство от Человека и создает область его силы вокруг, прямо в осязаемом мире.
Туман дышит вместе со мной, он близорук, и опускается все ниже, чтобы посмотреть пристальнее в лица тех, кого я сню, кто снит меня, с кем вместе мы придумываем этот мир. Он опускается медленно, и под вечер, когда мы смотрим друг на друга, чтобы лучше запомнить, окутывает родного человека с головы до ног, стирает город за спиной и кучерявит волосы, а для ясного вида ставит рядом рассеяные фонари - и именно благодаря туману и фонарям, я помню родного Максима и питерскую Зверенку. Нет, зверенка, пожалуй, настоящая Теххи, и хотя волосы не серебристые, пряди такого цвета .чувствуются в другом - в тоне голоса, во взгляде; не седые пряди, а мудрые пряди, те, которые окончательно побелели от того, что уравновесились мысли в самой голове. Теххи дарит через себя мне - меня, спокойствие Питера и ясный образ кинестетической радости от мира. Много лет назад я тоже видела ее - и только теперь, наверное, понимаю - потому что за эти годы в той тишине и паузах между слов, в канифоли голоса - не было той музыки, которая сопровождает меня сейчас - не было Дорз, не было Кримсона, не было легкого-странного-английского инди рока, не было строгой-сложной-нежности, а теперь я слушаю The Doors — Wintertime Love и молчу внутри себя, улыбаясь, на этом общем нам языке, на этой альфа-частоте и высоте...

я совсем не хочу быть бессильной и печальной, выбирать себе степное странное одиночество и постоянно терятся в других и самой себе, как человек из степей и полей среди хитросплетения улиц, я очень хочу любить тех, кто рядом со мной - любить их, и изучать себя, ходить целый день по разным странам и городам, и возвращатся как Город к себе в Город - и чувствовать его - как он меняется, как в нем появляются другие дома в стиле архитектуры других стран, как на его улицах начинают снимать другие фильмы, как уличные музыканты начинают шаманить неожиданными мотивами.... Я знаю, что единственным источником силы, которым я сейчас располагаю - является нежная всепоглощающая любовь к людям, но любовь нечеловеческая, какая-то над-человеческая, благодарность за то, звучат и говорят именно так, и я была бы счастлива вместе с ними придумывать мир, изучать друг друга и дарить простотак, тепло и восхищение, и эта любовь безграничная, как песни Гребенщикова, как музыка на флейте, как букет полевых цветов из рук в руки "простотак!"
Дорогие мои, все все все, каждый в отдельности, я ужасно вас люблю! И мне бы очень хотелось, чтобы эту любовь можно было бы выразить как-то как подарок - чтобы от нее чувствовалось то, что чувствую я - спокойствие и уверенность, благость, силы и ясность взора.
это - настоящий Новый Год, потому что рядом с этим состоянием, с сегодняшними людьми и людьми, пришедшими из памяти в воспоминания, находится живой изначальный родник Счастья.

дедушка мороз, в новом году я хочу поехать в гости в Швецию через Питер и Финляндию, найти свое дело жизни, не терять людей которых люблю, и зеркальный фотоаппарат, чтобы запоминать их улыбки.
а все остальное - по обстоятельствам, и спасибо тебе, что "ты придумываешь небо за нас" (как однажды приснилось мне в сновидческой книжке)
ура
navashdenie: (восторженный :))
столько счастья что кажется сердце не выдержит встанет не хватит дыханья....
растворяется в музыке мир и мурашками ноты по коже..
световые годы любви рвутся песней из замкнутых ртов..... (с) Рома ВПР

спасибо тебе, Макс Фрай, за счастливое детство, за прекрасную религию, твердое устройство мироздания в котором все это возможно и, мало того, абсолютно естесственно - когда люди, которые сняться, видяться наяву, когда ужасно тоскуешь о друге и требуешь его от мира, он совершенно внезапно появляется и оказывается именно тем-самым, долгожданным и непредсказуемо созвучным, когда душа требует теплых людей и музыки, странным образом рядом с нами оказывается девшука с гитарой, затем юноша с флейтой, флейта находится и у меня, потом приходит еще одна девушка с гитарой и поет песни Ночных снайперов как-то так проникновенно, что мурашки по коже, от силы и значимости голоса и слов, походу дела подписывается девочка с грандиозным барабаном и очень сложно подыгрывает, шуршат маракасы, в руках горячий чай, внезапный-друг-от-мира - Леся, рассказывает о том, что может быть, и есть такое дело жизни - талантливо чувствовать... Когда совсем холодает и хочется костра - я зову всех на олеговские холмы, мы покупаем по дороге курицу, чтобы испечь, проходим через полосы теплого света на гору, прибегаем на край, а там в свете запускающихся небесных фонариков у них в руках, стоит улыбающаяся семья с мальчиком, она синхронно запускает в небо два огонька - белый и красный, и они стремительно возносятся, а где-то там, уже совсем как звезды, держаться друг напротив друга по ровной прямой, непрерывно стараясь сблизиться.
Возле костра мы еще играем на гитаре, звучит поперечная флейта, смешливая вернувшаяся Дуся ошеломляет своей растрепанно-мальчишеской стрижкой, так в тон тем песням Ночных Снайперов, которые только что звучали на БЖ... Даже карематы играют свою роль. окончательно зафиксировав сдвинутую точку сборки - я вижу сквозь них кусочек меганома и настроения, которое было, когда я лежала на них на камнях, и разглядывала ту же самую фактуру..
Мы шли по городу и пели в унисон песни Аукцыона, я подыгрывала на флейте песням, которые устроенны в голове, как "камни держащие мир", я едва верила своим глазам и ушам, потому что никак не ожидала, что в мире могут существовать такие синхронно-созвучные люди, Алеся - совершенно искренее мое открытие, завороженность Явлением Природы, потому что такой человек и такая беседа - это то, о чем я так старательно намечтывала все это время.
И самое потрясающее в этом то, что я всем существом, всем телом даже, понимаю, насколько происходящее естественно и закономерно. Но не так, не просто, не по-человечески, а как литературный герой. Мол, нужно же поддерживать драматургию - вот, лови, гляди, как это будет развиваться, только не развей до конца! Держи катушку крепче, и не отпусти крайний кончик!
...мурашками ноты по коже...
мягко окутывает вся эта радость, как будто вокруг меня на несколько сантиметров растянулась оболочка счастья, и если пожать руку - тепло должно захватить не только кисть, но всю руку под самый локоть.
я, наверное, нелепый смешной безрассудный безумный, но такой жеж, блин, счастливый, и так радующийся простым волшебным вещам ) всегда бы так, и научиться извлекать из этого пользу, чтобы делиться, передавать дальше, чтоб всегда с собой и рядом было - так!
запомни это, мое внутреннее я, а? да покрепче, вот ведь тебе доказательство - ты ведь так хотело людей, которые оправдали бы весь мир снов и простых слов странных связей, чем тебе это - не те люди, не то оправдание? собери их трепетно, вырасти свой сад и не обижай прекрасный вид :) ведь это еще - совсем не всё, а самое интересное только начинается!... )))
navashdenie: (Ветер)
ТИиииии
ноябрьский ветер, невероятно теплый вечерний ветер, непривычний для города, и преображающий его сутуло-жесткое настроение в духоподъемное и рассеянно-светящеся изнутри. Такой может быть только у моря, теплого летнего моря, когда ветер уже пригоняет к берегу штормовые волны, а на вершине горы парят, радостно каркая, огромные черные вороны, и вместе с ними хочется расправить крылья, когда очередной порыв ветра сносит в сторону, а в голове гудит, как на электростанции, в самый сыто-рабочий час-пик. Ветер, который вытрушивает пыль из обветшалых ковров и тяжелых портьер,  ветер, переворачивающий небо и землю, старательно пытаясь выжать из теплого, прогретого и ленивого неба, мягкий дождь, хотя зачем уже ждать ливня, когда все так перекручено, и мы идем, пошатываясь в легкости, по текучему небу, а над нами - устойчивые земные озера?.. Ветер, заботливый и любимый, такое милое существо, совсем не то, что все привыкли ждать с наступлением зимы.. Зимние ветра - лютые, каждый порыв предчувствуешь с ужасом - сейчас скорей, бежать, к теплу, к свету, укутавшись, спрятав замерший нос в шарф, подняв воротник, придерживая пальто, на бегу одевая перчатки на обколонные морозом, непослушные руки, еще чуть-чуть, и глотнешь снежинку, закашляешься, глаза не успеют заметить искристый блеск льда, следующим шагом подскользнешься, уже зная, что не можешь остановиться, слишком сильно, сильно толкает в спину - ветер.
Уже совсем немного нужно, чтобы не только представить себе это, но и физически пережить, совсем немного до такой зимы - но, нет, сегодняшний ветер уникально не такой, настолько непривычный, что можно о нем слагать песни.
Чем сильнее его порыв - тем страшней поначалу, но когда понимаешь, что в нем есть все, что тебе нужно - и тепло, и свежесть,  и подъемная сила - и никакого отторжения, одно понукание на взлет - то все больше идешь ему навстречу, даже не закрывая глаз, хотя волосы и руки уже по-птичьи высоко вздыбились. Я взобралась на свою заветную "Лестницу в небо" - радость своего индустриального района - широкая лестница, если смотреть снизу - оканчивающаяся ровно в облака, а на самом деле, продолжающаяся мостом через железнодорожные пути, которые расходятся в обе стороны по самый горизонт. Очень часто летом я приходила ловить сюда свои ветра, смотреть на закаты, на круглый пятачок радуги в безгрозовом небе, впитывать сновидческий грандж зелено-желто-синих цветов травы и рельс... Сейчас в шесть часов там уже темно, в пассажирских составах видны уютно светящиеся вагончики, заселяющиеся людьми, я стою на мосту, мост слегка шатает от быстрого шага торопящихся людей, но кажется, это именно у меня слегка кружится голова - я несутанно иду навстречу любимому попутному ветру, разворачиваюсь спиной, когда мост заканчивается, медленно иду обратно - хотя ужасно хочется расправить руки, расслабиться целиком и отступать назад, покорившись ветренной стихии, - но не стану же я как Дункан Макклауд становится посреди города и кричать - "Я бессмертный!", увы, у меня не хватит сил на спецэффекты. Но эту роль я отыгрываю внутри себя, а потом, когда понимаю, что пора уходить, аккуратно погружаюсь в свою плееровскую музыку дорз "Всадники в шторм", и спускаясь по лестнице благодаря музыкальному альфа-ритму вдруг испытываю простое и ясное просветление, что я вот сейчас одна, стою на ступеньке и безумно люблю свой город и этот ветер, и где-то глубоко в горле у меня тепло и сухо хранятся самые важные "мои" слова, память о снах настойчиво умоляет вернуться в трезвость своего обыкновенного спокойствия  и счастья, и все это со мной сейчас, во мне, одинокой и счастливой, и все что нужно - это просто донести домой и сберечь свою любовь, по сути, это моя актерская задача на глубину проживания образа и на практику публичного одиночества. Пронести так все счастье с собой, через час-пик метро, через сотни уставших лиц, через гнетущее безмыслие, пронести то, не знаю толком что, чтоб оно не растаяло и не рассеялось зазря во всех случайно брошенных взглядах на тех, равнодушно-усталых. Выдержать такое простое испытание и знать, что результат - правильное .состояние всегда - будет работать и дальше в любых условиях. Ведь это - то испытание, которое я обязательно должна пройти именно на этом этапе, сколько раз за это время оно появлялось передо мной, меня ним озадачивали, если не я, так другие. Когда я наконец успокоюсь, научусь безупречному образу действий и настроения, интуитивно-кошачьему пониманию, как общаться с миром, все сбудется так, как нужно. Этот момент - еще одна подсказка, толчок, флешбек - дзынь колокольчиком - вот он я, хватай меня скорей, и тогда ты тоже будешь ведущим!
Обними меня, музыка. Пусть я останусь так же чувствительна к твоим затаенным прикосновениям, как рыба к своему форватору, как дети к предчувствиям родного у себя в "холке", на затылке. Зачем мне быть, если мои вздохи не ложатся в тонику, а шаги не попадают в ритм? Стихийности должны дружить и подавать друг другу условные знаки  - ах, вот как ты сейчас угадал! Мне так хорошо и радостно, что в этот момент мир стал чуть более гармоничен и неслучаен!
Сквозь все тело проходят волны полетности, и иногда где-то на затылке как-будто совершенно исчезает всякое напряжение, и оттого во всем появляется такая легкость и подъемность ввысь, что в самых простых вещах видится особенная красота кадра, светимость и душа. Каждый остановившийся взгляд - любуется вещами пристально насквозь, как на мошку сквозь янтарь на свет, и в этот момент картинка настолько чувствуется и проникает вглубь, что несмотря на ее кажущуюся логически невыразительность, переживается необычайно, и хранится в памяти долго, хоть вынимай ее изнутри, да ставь на праздничный стол как вазу с букетом бессмертников. Новая волна впитываний изначальных, как в детстве, красок-впечатлений; ведь рано или поздно, так или иначе, это пригодится и повлияет на запечатленное.
Лейтмотивом - вернитесь, любимые друзья! с кем же делиться, с кем верить с такую себя саму - соскучилась, да и изменилась наверное, чего уж тут скучать, пора знакомиться заново; знаю, что по-настоящему сейчас мне дружен язык Пастернака в Охранной грамоте, и их переписка с Цветаевой и с Рильке, и если есть мне у кого чему учиться, так это у них, учиться понимать то, что давно уже знаешь.
 
navashdenie: (Default)
имена во языцах - Миша, Павел, Арамис, Лебедь, Викинг, Саша Ромашка....
каждое это имя достойно песни, когда я произношу его в очередной раз, то именно как мотив всенарастающей волны внутри, и затактом всегда - "Ааах!", всегда - трепетный восторг и благодарность.

Миша, человек из сна, пробудивший меня в реальности, научивший поиску своей золотой удачи и сфокусировавший взгляд на тонкой полупрозрачной паутинке-нити следования по пути с сердцем. Явившийся вместе с морским штормовым прибоем, открывшийся, как книга, на случайной неслучайной странице, сказавший дословно моими словами своим голосом наши, общие мысли... Собрался пазл звездного неба, разорваный на лоскуты вечности внутри, спелся хоровой унисон заветных песен, стало не по наслышке понятно, что такое - свое, где такие рядом со мной родные бездны-пропасти в вечность, в которые не страшно будет падать, стоять на краю, когда знаешь - что от них взлетишь, обратишься, уснешь в новое. Надежная связка между душой и внешним миром - живой, настоящий человек, с которым вдруг понимаешь, настолько реальнее и уместнее могут стать наваждения состояний, фильмов, снов и книг. Уснуть наяву - большое в малом, вместить в себя весь мир, и окунуться в него целиком, окруженный со всех сторон вечностью, мерцающей светотенью неясных границ.

Арамис, человек культурное явление, сверхновая и одновременно - черная дыра, человек, меняющий всех, но сам остающийся неизменно - прекрасно-глючным, смеющимся, поющим на самых гармоничных струнах этого мира, падающий, но почему-то - вверх, из мира антиподов перепевая нам песни своим прекрасным голосом, смыслы просыпаются из самых нижних слоев морей и земное притяжение теряет волю.

Лебедь - девушка кошачьей натуры, с гибкой плавной пластикой, исчезающая и появляющаяся, как будто из пены морской, с "Сто лет одиночества" наполовину размешанным на самом дне выпитого разговора, девушка с тихой звонкой птичьей песней.

Павел,
Дон-Кихот при свете фонарика, человек сна, приснившийся наяву и спевший все все загаданные песни, особенно - Аукцыона, под меганомским флешбечным сновидческим тентом. Такой Аукцыон, такая радость, такое счастье - необыкновенно, так не бывает, от моих горящих щек, крепатурных от улыбок, можно зажигать костер, настолько гармонично слышать и петь.

Меганомские люди, обнимаю их теплом своего прибоя воспоминаний, сворачиваю горы бережно в кольцо, чтобы не забыть и не потерять эти дороги и бухты.
Но рядом с Меганомом, соседи по Вселенной, у меня в памяти родные Викинг и Ромашка этого лета....
Викинг - с ощущением гармонии и спокойствия в себе, со штилево-осенней радостью миру, морозной звонкостью ирландского вистла и ясным взгядом на чистоту звука. Мангупская пещера - не то, чтобы уюта, но такого безграничного безупречного спокойствия и осознанности - тихая улыбка всем существом, этап дома - как всего мира.

Саша Ромашка - я замечаю, что перенимаю ее стержневое состояние позы лотоса при разговоре, ее плавные движения, жесты волнами рук и голос, высотой тона касающихся высоких сфер. Я иду по пустынному Меганому и улыбаюсь, вспоминая, что ее дух попутчик непременно напомнил бы мне, как учится у этого мира, как перетекать из всего во все водой, выпадать дождем и испаряться, тая от счастья. 

про них, которые за километры от меня, я думаю с особенным трепетом, потому что благодаря ним в жизни появляется такое чудо, как пространство возможностей в мире, чаще всего - недосбывшихся возможностей, я вижу в событиях то, что может быть темой и радостью, которую не удасться развить никому, кроме них, и не могу удержаться, часто посылаю им переполненный нежностью мысленный привет; а сама хватаюсь за нити судьбы и возможности, созданных именно для меня, и спокойно и уверенно сплетаю их, как задумывала, часто вплетая в них едва ли существующие нити несбывшегося, но только так, а не иначе удается нащупать полноту мира и момента, в котором я - сейчас.

и отдельным ущельем между - Иван, подарок мироздания с подарками от мироздания, здорово озадачивший меня темами для разных размышлений, удивительно терпимый к климату моего рвущегося наружу мира, монтипайтоновское "нечто совершенно иное", экскурс в мир другого языка, в котором ровно половина моего внутреннего мира, и эта половина пазла идеально втыкивается с одной стороны, а с другой - отчаянно ищет выхода из невыкладывающейся, калустрофобичной ситуации. Иван - стихи Волошина и персонаж Стругацких, иногда в чем-то настолько похожий на меня саму, но ту, которая могла бы быть, и не станет никогда, Иван, прекрасный ландшафтом своего внутреннего мира, где долго можно бродить между холмов, сидеть на мосту над речкой, ловя снуснумриковский мотив, перебирать камни на могиле Волошина, лежать в желтой траве и сбегать по горам, ловя попутный ветер - можно жить в этом мире, но ни в коем случае  не приближаться к пропасти, к самому краю - туда-то меня тянет изначально всегда, но именно там мне опасней всего, и лучше бы мне оставаться там, на светлых полянках в лесах, так нет же! - пропасть вечности меня и тянет и пугает больше всего. Вот взять бы Арамиса - я привыкла, что именно с такими людьми интереснее всего бродить по самому краю их пропасти, с детства именно с такими людьми я бежала к ней и сидела у обрыва, болтая ногами - не страшно, но необратимо - падая туда, то ли взлетишь, то ли изменишься, не навсегда умрешь. Но в мире Арамиса живут ядовитые цветы, злые ночные звери поймают меня посередине пути, с птицами я не найду общего языка, они разучат меня видеть. Поэтому - в мир к таким людям я не пойду ни в коем случае, а к пропасти - бегу, как к Сэлинджеру в объятия. И Иван, дорогой Иван, как же необычно, как странно - ведь у вас все наоборот -  ваш прекрасный мир очень любит и ютит меня, но как же пугает, как неродна эта бездна! Я  гоню, да, я гоню, но как бы удержать себя....

и вот и этот благодарственный текст ландшафтом оканчивается на сыпучем гравии с самого краешка обзорной скалы, потому что дальше - и правда, идти некуда, но есть куда возвращаться - вот они снова - Миша, Павел, Арамис, Лебедь.... люди, как мантра, нити жизни про каждого сплетаются в именные мандалы. Возвращаюсь, восхищаюсь, воздаю благодарность, не знаю, как я была бы без вас, расстворилась бы в горах, не проявилась бы в сумерках, а так - только ясней вижу, только четче слышу, только тоньше чувствую - себя, мир, Вас. Неслучайные вы, люблю, учусь, счастлива. Спасибо.
navashdenie: (Default)
мне ужасно много слов хочется сказать чудесатых, таких сладких, как будто я с их помощью события беруюсь засахаривать ягодами на зиму. Сахар уже вязнет у меня на языке, мед липнет к рукам и мысли склеиваются, а лето - еще не зима, и совсем невероятно есть столько сладости со всех сторон, даримой от мира, точно так же, как прекрасно, но очень странно, чувствовать в жару избыток градусов еще от нестерпимого внутреннего тепла, даже жара.
Но очень важно, что всё-хорошо. Даже слишком. Даже, если это будет продолжаться так и дальше, то я наконец, привыкну и войду с головой в эту глубокую медитацию прекрасно складывающегося повседневного счастья высокого уровня осознанности.
Я невероятно благодарна этому ощущению - Беренке и Ромашке, которые однажды утром совершенно неожиданно появились на остановке возле дома с большущим солнечным арбузом, и такими родными улыбками, что как будто, и не надо знакомиться - мы просто очень давно не виделись, и вот.... И слово - "давно", вообще Время, странно видится в этот момент в их лицах - в них настолько нет возраста, что я чувствую, как они, по сравнению со всем остальным уже нарисованным городским пейзажем лиц, выполненном в какой-то очень четкой технике, в него внезапно вписываются текучей, очень плавной и ретушированной акварелью, кажется невероятным их очертить, определив даже, сколько им лет. Мы улыбаемся и идем есть арбуз.
Как в китайской книге перемен, если я, слушавшая про нее много мельком и интуитивно, могу предложить, что в ней может быть такая гексаграмма, которая бы означала точку нуля. Нейтральную территорию, дьюти-фри, ту часть доски нард, где собираются все выброшенные, то есть, совсем уже выгравшие партию, фишки. Всякие разные рассказанные наши фишки тусуются по перефериям сознания,
солнечные зайчики, их и ловишь, и жмуришься, прекрасные вспышки, проникающие в глубину самого зрачка, вдруг,
слова рассказанной истории - душистым букетом,  не умещающимся в охапку рук.
наброски чудес яблочных дней напамять )
navashdenie: (Default)
ну как себя чувствует тот, кто, рядом с твердо стоящими на земле, несется и кружиться - как на карусели, и с трудом понимает - как и стоящие рядом - что существует какое-то другое движение. Меня гонит центробежная сила, я с самого края карусельного еле держусь, а рядом стоящие - в самом центре, спокойно-неподвижном.
вот недавний день совершенного по-детски душевного офигевания от происходящего, физическая память тела - устремленность всех сил в широко распахнутые глаза, чтобы они, не задаваясь вопросом, просто смотрели и видели. такое впечатление, что это такой способ человеческого фотосинтеза - через всепоглощающее удивление - впитываешь энергию событий, переполняешься до краев.
офигевание напамять:) )
navashdenie: (в чемоданах)
дыханием летнего вечера хочется петь, кажется, его не хватит, чтобы допеть тянущую вверх гласную - нет времени просто дышать
чудесато - во всех проявлениях. все так близко и широкодушевно!
мне очень дороги все встречи и разговоры, случившиеся за такую сочную половину лета, я ужасно, счастливо и восторженно, скучаю, по тем, что так близко и так далеко
в руках - книжка, объясняющая смысл коллизий прошедшей зимы, оправдавшая собственные мысли - Теуна Мареза,
в отражениях мира - люди, удерживающие мироздание в такой точке сборки, где есть над чем подумать и что переживать - спасибо встреченному Ивану, за ясность и твердость ощущения мира, как глядя через драгоценный, причудливо-полупрозрачный камень, спасибо за устойчивую ноту, за которую можно ухватиться в любой момент стихийной импровизации - с благодарной серьезностью или с веселой улыбкой, спасибо Викингу за внутренний строй и безупречность, за перенятую легкость и живительный дух убедительных телег с таящейся полуулыбкой, спасибо Лене и Андрею, встреченным на Трипольском Коле, за уют ночей у костра, тепло под дождем, за потрясающие лучезарные улыбки и детский восторг родственности, спасибо Тинвен за мастер-класс по ирладским танцам и молодому человеку, давшего мне физически ощутить - каково это летать,кружась, не касаясь земли в буквальном смысле:), спасибо Краине Мрий и двум Дарьям с Машей за визг эмоций под проливным дождем - морем с неба, за чувство - Дружить, за чай, гляссе и тепло кафешки:) и Галине - за чудесность сияющих синих глаз рядом, вместе с музыкой у самой сцены - любимого  Ederlezi, и других, полным силы голосом полячки, от которого руки сами собой старались пластично удержать чувство живой жизни, спасибо парню, укрывшего нас под зонтом и пропустившем к сцене - он чувствовал происходящее так, что светлые слезы были  у него на глазах, спасибо девушке Лиле, вовремя выручившей меня пластырем и встречавшейся потом четырежды и мне ужасно захотелось с ней дружить - за чувство силы в голосе и интонациях, пластику и улыбку, необыкновенно родную-знакомую, спасибо человеку, подошедшему вежливо спросить, какой у меня любимый цвет, за то, что благодаря ему я быстро нашла тех, кого искала, спасибо Ивану за сопилку!!, спасибо Маше за чувство спокойствия, спасибо Селье за нитки для импровизированной фенечки, и спасибо еще раз вам всем за музыку, костры, чувство танца и дороги босыми ногами,  очень много хранится такого, что так радостно вспомнить, во всех подробностях, перед глазами, и пронести дальше - на много лет и жизней - я очень люблю вспоминать и думать о вас хорошо, каждый день, каждое чувство подъема ввысь:)

и плавают в мыслях строчки, однажды вынырнувшие из подсознания в момент границы между сном и явью, неосознанно-магически вплевшиеся в канву

"И это снилось мне, и это снится мне,
И это мне еще когда-нибудь приснится,
И повторится все, и все довоплотится,
И вам приснится все, что видел я во сне."

я видела во сне, и вижу как во сне, все свое сегодняшнее счастье, довоплощающееся, драгоценно собирающееся в копилку памяти и "видов на мир" - я увидела достаточно счастья, чтобы заявить свое право видеть его во всех, и не давать себе воли тосковать, когда все - пока - идет своим чередом, каждая нитка подхватывается, полотно идет ровно, по вечерам хочется положить всем близким поблизости голову на плечо и расствориться в уюте и безмятежности )
navashdenie: (в чемоданах)
и был со мной летний лес. и просторная зеленая поляна. и несколько часов пути
от Киева в Боярку, на фестиваль Лесная фиеста
в словах еще есть привкус горечи от смеси дыма и сосновой смолы, рядом на руках - прибрежных много трав и вер, собранных для гербария - знать, что лес - всегда с тобой

еще я знаю теперь, как хорошо - бродить по черничным полям, подслушивать красивые гитарные переборы, стараясь присвоить авторство - спешащим по небу, как по ладам, легким облакам, говорить задорно и с посылом, как в игре в мяч, лежать на цветастом гамаке и чувствовать себя качающейся по ветру сосной...Быть совершенно свободной в своем одиночестве и учиться самой у себя - петь, танцевать, прыгать, играть на флейте, читать стихи, которые помню, в разных атмосферах и с разной пластикой четырех стихий, как рассказывал Михаил Чехов. Тщетно пытаясь запустить механизм быстрого, вечного двигателя мыслей, раскручивая его, как педали на велосипеде чтобы создать электричество для лампочки - да еще при этом держа за плечами в лукошке буддистов, наговаривающих, насколько нас просто нет - тщетные и утомляющие попытки наполнить несуществующий сосуд эфемерной жидкостью - разрешаются гармоничной и приятной радостью для всего существа - просто делать, и думать, как красиво сделать.. Держать ритм своего сердца - оно живет каждую минуту и требует - музыки, звонкой сильной доли в момент! Слабые доли - тихими вздохами-передышками. Сильные - чтоб все существо звенело солнечно!
Внутри - цельная Вечность. Двояковыгнутая лента Мёбиуса - то, что сокровенно-личное, хранится, затерянным, среди Других - стихов, песен, чужих жестов, и остается безмолвным - внутренним светом, не может жить так же и без совсем раскрытого, от души - распахнутого состояния резонанса с окружающими - это - уже танец, это - движение грудной клетки - вдох - и выдох, так, чтобы чистое, открытое "АААА" спелось, аукнулось!
Так хорошо быть одной и дышать лесом, дышать танцем, а потом, целостной, возвращаться к густому, сытному запаху лагерных костров, и быть-не быть там, бродить, не потерявшись, но и не нашедшись ни в ком. Но быть готовой. Смотреть, слушать. Слышу - прощальную, последнюю, единственную бардовскую песню за весь мой вечер. Сажусь со слушательницей и исполнителем в одну лодку - на одно бревно. И от неуловимо-бардовско-минорно-мажорной песенки пахнет осенними ливнями и слякостью, хочется поджать ноги повыше, из-за резко распогодившегося рядом климата. Люди, обреченные единой стихийной непогодой, как будто понимают друг друга лучше - держат эстафету оставшегося, трепетного тепла.
С последней песней я ухожу по мосту, как ни в чем не бывало, думаю, продолжу и дальше свое совершенно небардовское одинокое настроение, собрав по пути полный набор прибрежных трав - ан вдруг нет, догнавший меня тот самый бард меня поторапливает, говорить, что ждать у него нет времени - у него поезд, и это аргумент весомый, и совершенно не удивительно, что я не перемолвилась с ним еще ни словом до сих пор, кроме символичного "спасибо", и абсолютно никак не собиралась напрашиваться ловиться на хвост - в мыслях, конечно, было, но не нарушая своего небардовского настроения, с настоящими бардами - по параллели... А тут - ничего не поделаешь, я нашла себя в попутчики по трассе от Забирья до Боярки! И так же легко-уверенно-едва ли спонтанно, чудесный бард договорился читать мне по дороги хорошие стихи, которые он знает и я теперь тоже. Я - ух! Я слушаю красивые мастерские, живые, прочувствованные исполнения Левитанского, Рождественского, Евтушенко, Слуцкого, и восхищаюсь - как правильно все происходит. Долгие километры по трассе, и совершенно в ритм со строчками - особенно - про прочитанные будущие главы в книжке - не печальтесь!, про пишущих быстро, а я пишу медленно, про кафе Фламенго (какое из двух слов выбрать?) Рождественского с гитаристом, про гитару Гарсии Лорки, и из Казанской поэмы - очень насыщенный период жизнеэпохи про Лобачевского, еще притча про социализм, где кривоногий и хромой правитель приказал нарисовать свой портрет так чтобы он ему понравился, романтисты и реалисты - опустили голову на плаху, а соцреалист посадил правителя на коня и дал в руки лук,  гармонично вписав все недостатки. Про соцреализм, конечно, перепад давления - я физически ощущаю, как грустно становится, когда обнаруживаешь в ком-то непроломные границы убеждений, не подвласные даже юмору, угнетающие своей торжественностью - но - человек человеку - учитель и попутчик какое-то время, но никак не стрелочник, меняющий график и направления моих поездов:) Тогда, когда знаешь, что едешь непременно туда, куда веришь - надо, каждый попутчик оставляет в памяти повод для размышлений и многообразие разных сколов пород - со своих каменных руд. И поэтому я иду и свечусь, и вскидываю голову, когда вдруг - слышу, и глаза раскрываются от того, что кажется, нащупала живую нить мысли, и смотрю в глаза читающего - солнце светит прямо в зрачок, он - с зеленой окаемкой (немного мистики - такой же я видела у кошки, которая обмурчала меня прямо возле академии Чайковского на Крещатике). Говорю, что единственная благодарность, адекватная, что ли, моменту - это то, что я буду-вас-помнить. Усмехается, и тут я узнаю его имя - Юрий Чайка, академический бард, частый и давний гость. Входим в черту города под "Гренада, Гренада, Гренада моя!" , а вместо слов прощания пою неожиданно незнакомую - "Для того, дорога и дана, чтоб души вниманье не дремало"...
Бегу ловить автобус в Киев. Уткнувшись взглядом в цветасто-леденцовый домик за остановкой, благодарно улыбаюсь, вспоминая, что там - маленький уютный и какой-то совсем литературно-выдуманный магазинчик, торгующий сушеными фруктами-сладостями и молочным коктейлем. Миндаль и Памеллу мне отвешивала волшебница-девушка с лучезарной улыбкой и сильным акцентом, видимо, переучиваясь на русский язык с какого-то другого, не менее благородного. И этот магазинчик я тоже буду помнить, и он будет всегда!
в автобусе - час времени на подумать. на тщетный улов эффектов от прикосновений крыл бабочек, которые совсем и не рядом летают.  единственное, что понятно и успокоительно вдруг с ясностью, это еще что человек человека - как маятник. Касается однажды и приходится раскачиваться на взлетах-падениях, говорить маятниковые слова, держать ритм метронома, как можно меньше двигаться в обратную сторону направлению движения. И тогда - замечательное чувство-открытие.
человек человеку - учитель, маятник и сверхзадача
navashdenie: (Default)
чтобы мы говорили на одном языке, нам непременно нужно закрыть глаза и при этом чутко видеть и слышать, что творится рядом наяву, давний софизм на самом деле оказывается прямым руководством к действию - когда начинаешь играть в эту игру, правила постепенно оправдывают себя. За закрытыми глазами - компилирование сновидений, сном образов, сноп снов, плодородная почва слов. Открываешь глаза - и сразу же щуришься от ослепительного солнца и прямыми, солнечными, лучами, сплетаешь выдумку с явью. память )

ёмко - найденная Гликерия, черника, стихии огня воды флейты в видео, масочки рук, великие открытия и великие закрытия, щемящие хвост, хвост ослика иа потерялся и нашелся:) тонкая драматургическая взаимосвязь запахов. слишком лето. а попутчик в городских играх-чудачествах так и не вернулся и не нашелся! учусь чувствовать город одна. поет песни. опускает в атмосферы, как в химическом опыте - окрашиваюсь соответственно, даже становлюсь фиолетовой в крапинку. чувство юмора - самое комфортабельное плавсредство. пелевин совсем заморочил фракталами автор-читатель, небо-пылинка, государь-дума, показал бы мне кто наглядно практическое применение?! ладно, я поток. если во мне есть такое чуднОе сооружение, как плотина языка для потока слов, и плотина как-то держится, хотя изначальная река из своего истока затопила внутри уже все участки суши - ладно, я верю. я бабочка. я поток. я движусь совершенно из точки нулевых координат. и верю себе, только когда молчу. так люблю слова, и  потеряла о них опору, так и не найдя замены! "верните все как было!!" было-небыло. небудет - еще интереснее и страньше

Profile

navashdenie: (Default)
navashdenie

July 2011

S M T W T F S
     12
3 456789
1011121314 1516
17181920212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 08:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios