navashdenie: (Default)
[15:14:29] Наваждение говорит:
а вообще если размышлять более адекватно возможным обстоятельствам, то идеальным будет хранить внутреннего ребенка в себе - маленькую, недотепливую, вечно восхищающуюся душу в себе, которая живет ради того, чтобы сказаться творческим словом, взглядом, или одним своим присутствием вдруг изменить всю перспективную линию возможностей. все это нужно беречь - можно для этого и найти волшебный плащ со звездами, так, пожалуй было бы лучше всего, но вообщем-то необходима просто собственная осознанность в ценности того, что ты хранишь. а внешние терки - это практика скульптурных изменений, мнешь свой образ покруче актеров на репетициях, и он обратно влияет на тебя несколько больше, чем ты на него. но если превносить внутренную светимость, то все и тут хорошо. льдистые скульптуры, которыми ты себя сотворил, не превратят тебя окончательно и бесповоротно в лед, а будут только слабо греть, и впитывать в себя окаменелости внешнего мира - всяческие чужие мысли, антиутопические идеи, блеклых зимних бабочек.
а присутствие других людей в этом процессе оживления вечного вдохновительного двигателя в себе - для того, что бы осуществить эффект крыльев - когда одно крыло у меня - второе у тебя, и махнув ими вместе, мы поднимаем клубы древней пыли и переворачиваем мир вверх - все Реальное становится подвластным корректировке со стороны, и можно сделать мир лучше, хоть на несколько мгновений, или хотя бы два обособленных, хранимых мира. дарить переодически веру друг в друга и в то, что остается совершенно непередаваемым в словах - это пожалуй самый важный и удивительный подарок друг другу, который только можно сделать...
navashdenie: (Ветер)
трям
вечер сюрен, у меня болел зуб, знакомые незнакомые люди говорили о мире дзенскими коанами, и тут на полке по пути нашелся томик из Библиотеки Борхеса - Кортасар, знакомый незнакомый, я взяла его с собой и зачем-то стала читать, странный читатель из странного читаемого же рассказа - как будто нет ничего другого, как будто среди дюн бесконечного вечера сегодня нет никакого другого автора и других слов, я открыла книжку на середине и писала сюрным собеседникам
слова )
и верю что запечатление всего этого, как мошка в янтаре света фонарей, вечера, все это звучит ненавязчивой бесконечной музыкой стиля, киевская сестра передает аргентинскому брату дождь за окном; обо всем этом снял кино дождь - у его свой жанр, свой способ касаться миром сразу в тысячи разных мест, и я чувствую что жить это легко и просто, что в крайнем случае судьба может быть - жить в доме, который постепенно захватывается, непонятно, но и так спокойно жить, мирно, научиться не думать - жить легко, если бы не болел зуб, да, да, из-за него все это - мне кажется Кортосар так и есть, дурацкое, досадливое чувство собственной хрупкости, я - демиург, который не может справиться с всего лишь каким-то маленьким изначальным фракталом себя самого, вот так-то, остро ощущает всем известную собственную беззубость - разве я похожа на хищника?, конечно, нет, но что же это тогда во мне?...
и все это мечется, мечется, уроборос опавших листьев, ритмичный танец мыслей, сплетенье рук представления о белом безмолии и чайника, закипающего на кухне - пока не появиться вдруг собеседник, который возьмет тебя за холодную руку, внимательно всмотриться темными глазами в твои, давно зажмуренные, и скажет что-нибудь безлично, и если будет этот человек, то будет он больше всего похож на кота, который пошел за тобой на улице, коснулся тебя гладкой шерстью, и вот вы уже с ним дома - едите пирог с молоком, и кот иногда говорит о твоих мыслях, на самом деле же - просто урчит, свернувшись клубочком, и от твоих слов, поднимает где-то мимо тебя, вдруг, сосредоточенный взгляд, вмещающий вселенную - зрачки на мгновение сужаются, и вы оба синхронно улыбаетесь
navashdenie: (Ветер)
 Я-Шестнадцатый!
я именинная Ночь, сумбур музыки в голове (танцуй, поймав боссанову! поймала ) и момент, когда вечером после долгих партий на доске ни одной фигуры, и о чашку греть холодные руки, и молчать, разглядывая еще и уже не игрока только по положению его фишек.

день подарил фактурный чистый лист-настроение, который можно исписывать двойным слоем слов, в которые веришь по-разному. я пишу на салфетке слова про  море, и с каждым вырисованным словом уверенно так:

"Азбука морзе контраста.
В далеком плаваньи, по кратким "І" и телеграммам узнавать, как настраивать курс корабля и где из рубки увидеть за окном-иллюминатором жаркий тропический ровный горизонт.
А иначе и тоже самое - 
"она выкладывала из теплой морской гальки, теряющейся у нее в карманах сарафана, окно, и говорила: 
Когда я увижу что-нибудь, я выкладываю из камней окно. А потом, конечно, смотрю в него, и Вижу."

Книжка, попавшая ко мне в руки на 16 звеньевой день, плыла. Как будто я мальчик из Хемингуэевских рассказов, бредущий вдоль берега, далеко свернув на безлюдные  косы, собирая шепот волн, ракушки, редкие на бнлопесчаном бесследном берегу. И плывущая книга. Как рыба. Или как блик по воде. Какое-то, вообщем, устойчивое поветрие.
Сейчас и никогда. Очень тихо и шумно.
Точной-тире света без разделяющих запятых. Скобки - приплывшие лодки, именованные картами Таро.
Жить - ловить волну, и магическое - это серфинг, и непременно брызги в лицо, мелкими каплями рассыпанного неуловимого совершенства.
Справа - Франция. Слева - Венеция. Сверху - ракурс раскрытой двери кухни, торцом упирающейся в плиту с шипящим чайником. 
А по диагонали - МЫ. Смешно, но именно так чувствуется взаимо-понимание, по одному   такому направлению взгляда. Даже не переглядываясь. А уж переглянувшись... ух!"

а на самом деле книга эта из библиотеки Мёнина. Я нашла ее на последней полке, только кончиками пальцев и дотянуться. И она есть, но просто не собрана

а когда такой свет поймаешь на взгляд, и пропитаешь свет в себя, зажмурившись, когда вздохнешь глубоко, поселив в себя много-много особенного ветра для своих мельниц и флюгеров, когда проглатываешь ключ, или просто кусочек сирени, то тогда хоть потоп, хоть пожар за нами, и за спиной, и за легким исполнением. 

знаете, а поздравляйте меня с Новым Годом еще :) возьмите алису с собой?!) я не верю, что время считается! как Мюнхаузен, учредила бы какое-нибудь 7мидневное празднование одного дня. пока убеждаюсь просто, что все время - это день нерождения и счастливых безумных чаепитий %) гармония мира не знает границ, мы будем пить чай! вот сейчас-сейчас, только перенесу свой переносной файф-о-клок, он упал на лугу где-то совсем рядом с этим белым листом текста и явствами-буквами, на нем появляющиеся, как на скатерти-самобранке :)

урааа!!!
navashdenie: (Ветер)
Здравствуй, понимаешь (и понимаешь, почему тебе все-таки здравствовать, Ёрмурганд ты мой с пойманным в силки именем), моя смешная грусть, ваше высокопоставленное величество мелодраматической трагедии, ты такое маааленькое, а я вон какими чинами тебя обзываю, и ты вырастаешь как красивый сорный цветок - как-то повелось, и все согласились, что ты не особенная легко растущая культура, а простой собственнический сорняк, хотя какая между ними в сущности разница, думаешь ты, ага? Понимаешь, ты трагедия Ослика Иа. Вот что же мне так повезло образ выбрать, так ненужно - подскажите мне (время, мысли и вдохновение, очевидно..), какое же имя будет чистым и непомутненным таким глупышным несовершенством.. Ослик Иа - мог бы быть счастливым, правда-правда, ему необходима самая смешная малость - возможность быть в диалоге участником. Ослик Иа, понимаешь, может, за пределами этой сказки, специально, намеренно, сосредоточенно учился, шлифовал слова, грани взглядов на мир, берег молчание в одиночестве, когда огромные стаи рыбок-мыслей выплывали перед ним в не-мыслимые узоры, в закадычные ответы на какие-нибудь вопросы. У Ослика есть ответы, которые он может подарить, перевязав своим счастливым небесным бантиком, и есть, безусловно вопросы, и большие уши, чтобы хорошо слушать. И, Ёрмурганд, этого Ослика забрасывать в мир млиновской (детское неправильное прочтение) сказки, где его совсем не ждут, а он ведь не может в невозможности говорить, его не слушают и не могут услышать, а Иа ведь попал к ним со своим, нешутошным и всерьез - смыслом жизни. Винни Пух сочувственно услышал бы это слово-сочетание, Пятачок смотрел кругло и с сентиментальностью соглашался во всем, Кролик бы посоветовал быть проще, Сова говорила всегда только о себе, не взлетая на высоту птичьего полета. Во всем прекрасном добронравном лесу, нет ни одного, кто встретил бы Ослика, кто нашел бы его и подарил на День Рождения. Они все исключительно добры и великодушны, веселы и жизнерадосны, и, конечно, предлагают Иа прыгать и скакать вместе с ними, "забыв обо всем", хотя забывать нечего, прыгать и скакать, постигая "Единственный" смысл жизни - они все абсолютно прекрасны, и играют в игру по самым правильным правилам, которые действительно умеют научить быть счастливым. Но это не игра в бисер. Видно сильно превысил свою роль Ослик, чей нетронутый бисер переживет всех нас.

Его сказка там, где есть Творческие Зрители, где протяжный монолог в своем одиночестве не будет звучать, как заупокойный, а станет оттеняющей, оталкивающей в взмывающем значении, партией, на фоне других гармонических инструментов. Анекдоты про него там, кажутся Хармсовскими. Собеседники изобретают материю Алого Паруса, руконтанные ковры, зачем-то запускают воздушных змеев и делают чудеса. Они говорят, и меняются, учат свою вечность, как маленького ребенка, вставать, ходить, дышать, чувствовать. Любое действие может показаться им уморительно смешным, потому что слишком много возможных ракурсов взгляда. А сосредоточенность на важности .проявляет, как пленку, восхищение.
И они тоже счастливые люди, а счастливей они тем, что у них очень много разного счастья.
Поделитесь с Осликом пригласительным, пробормочите, что с пропиской ошибочка вышла, дайте ему дверь на пороге лестничных буков, хотя бы пролет, и счастье достанется всем, и никто не останется меланхоличным :)
navashdenie: (Ветер)
Семь нот из глины, как четки, вернее, как геометрические фигуры с неровными сторонами и разными градусами углов, которые можно выложить в многосмысленные картины, да - и бесконечно сминать недописанным листом бумаги - ассоциотивное чудо, река монолога, вклиниться в которую по середине можно только выросшим деревом, вросшим корнями в эту здешнюю речную, сложную, не очень-то плодородную солнечно-нотную глину.

Э-э-э... Здравствуй Бродский, да, здравствуй. Сегодня я говорю голосом Бродского - это ощущение голоса, это язык - но тот язык, который ощущается физически, на уровне физической оболочки, как, как варган, резонирующий гортани, язык, голос, манера живого, неписанного Бродского - это..ээ.. прежде всего резонатор. То есть, представить себе голос, говорить Голос с большой буквы в данном контексте мы пред-обсудим, представить себе Голос в образе Реки, да, Реки. И если представить противопоставление, то вот оно - когда я говорю обычной риторической речью, да, то я стою посреди этой реки, то есть я стою на косе, на мели, доставая из глубины НАХОДКИ, такие находки, как в художественном фильме, литературном произведении и так далее.. То есть я как бы собираю эти находки, оформляя, окаймляя, создавая ФОРМУ для своей Мысли, да.. Каменные рисунки на песке, да, ну как пример несрифмованный.. ээ.. и вот собственно голос Бродского, да, Голос - он Река, то есть он звучанием своим льется, монолог несется водопадом, да, и собственно он говорит только Воду, он "гонит волну", вообщем-то, эффект стихийности.. ээ.. Это как я говорю, физическое чувство, на уровне кинестетически прочувствованных всем существом высказанных, выдохнутых слов, да, вот они и вызывают эту реку - то есть, да! я не стою,не я могу идти вброд, я как бы сама сущность реки, и не знаю, куда движусь сейчас, но есть движение, беспрерывное, то есть я дышу водой, я ней существую, никак иначе, я не успеваю осмыслить произносимые слова, они говорятся сами, они сочетаются каплями, то есть я как бы жду своего ПОРОГА, да, находя особенную мелодику, которую невозможно перелить на кончики пальцев, резонанс на физическом уровне..

Идейно - манера речи Бродского, это как бы НОТНЫЙ СТАН, да. Это волны - световые, речные волны, на которых я пишу ноты слова, и они звучат, да, весомость каждого слова подгибает волну, она идет рябью...
Описывая чувство физическое, голоса - то когда я говорю эээ, я резонирую это эээ, то я помимо того, что создаю как бы эту самую воду, я утапливаю время, пространство, своим голосом, то есть мой голос, он подобно морозу, да, на унылой зимней улице - без ощущения мороза на пальцах, обстановка голых, зябких деревьев была бы совсем не наполнена, голос создает ощущение полноты, нет пустоты, то есть нет отсутствия: мороза, голоса... Кроме того, я вздыхаю воздух в себя, я вникаю в воздух, да, и после получается волшебное преображение - я выдыхаю из воздуха СЛОВА, я произношу воздух, да.. То есть я выпускаю на мир из гортани своей Рыб, это чувство в горле, когда слово из несущественного, как бы пустого, да, воздуха, становится весомым - фактически, это настоящая РЫБА, и, да, может быть с воздушным пузырем, который позволит ей не только держаться на плаву, да, но и быть может летать, поскольку свойства воздуха... Но я выдыхаю воздух, да, сама по себе я подобна соломинке, из которой выдуваются мыльные пузыри, то есть я не могу сохранить его в себе таким, я не Аквариум, по сути, в этом настроении, событии, я Река, да, и вот я кончаюсь - то есть я втекаю в Реку большего пространства Вариантов, даже, океан, я как атмосфера оканчиваю ахимическое несуществование в воздухе..
Таким манером - отличное слово, отличный слог, - можно писать романы, это опять к быстрой успевшей перелиться в разговоре мысли о Реке - роман-река, конечно, да, а стихотворение, вот! стихотворение - это галька с алмазами-самородками, с ВКРАПЛЕНИЯМИ алмазов. Стихотворение я собираю, а роман гоню. Ну, рыба - возвращаясь к рыбе-слову - это еще и набросок идеи, мысли, незавершенное словестное оформление потенциального "полотна" - насколько я знаю эту терминологию - так вот,в любом полотне, абстрагированно, полотно это просто монолог, с художественной силой портрета, то есть, движемся дальше безостановочно, главное - запечатленный портрет, и собственно, та манера бродского, коорую он изобрел, изначально направлена на то, что бы не вести беседу непосредственно с собеседником, а говорить с будущим, да, то есть бродский оставляет свой СЛЕПОК, слепок не сколько, опять же мысли, идеи, сколько ОБРАЗА мысли, и вот слово слепок - здесь может иметь корень со словом СЛЕП, то есть он говорит Мысль, но мысль не несет себя сама, она слепа по отношению к своей идейной составляющей, она созданна, что бы быть душевным СЛЕПКОМ поэта, да... Так вот, возвращаясь к полотну - в таком полотне, ну полотно и вода это вероятно одно и то же, в воде много рыб, и они как бы разрушают целостность, ОДНОМЕРНОСТЬ полотна-воды. Вот одним из швейных игл-катализаторов для подобных многомерных прорех является РЫБА-ВОПРОС, то есть, сквозь полотно, НАсквозь, задается вопрос, который необходимо разрешить, видя его, наблюдая его. Вот он - то есть получается, что река подобного монолога действительно не имеет берегов, и говорится, как говорится, на "подсознании", течет совершенно вольно, не ограничиваясь ничем, просто потому что не существует такого понятия ограничения, но в таком случае каким образом вода остается чистой, то есть, действительно ли то что я говорю похоже на родник, действительно ли оно важно, имеет значение, вопрос в возможности и невозможности выбора, конечный результат будет один и тот же, но что же все же будет олицетворять собой мой выбор, на чью сторону он выступит, то есть - "кто сказал что мы не можем стать лучше", вопрос в трансформации меня по ходу движения реки - трансформируюсь я, или я всего лишь разливаюсь на составляющие реки, и остаюсь в сущности прежней, и несусь, а не вношу, вношусь, и так далее.. это важный вопрос, то есть, это естественная рыба в среде такого тканого полотна, задуматься о котором необходимо в момент рабочего перерыва, и рыба живет так, как рыба, которую никто не будет есть..

Еще момент, то есть, когда я нашла камертон, волну, как бы СТРУНУ, резонатор, Бродского - я как бы нашла язык, и выбрала этот язык, даже, язык выбрал меня, я говорю на этом языке в соответствии с особенностью этого языка, ну как расхожее выражение про писать по французски о любви и сюрреализме, а по русски природные пейзажи - ЧАСТИ РЕЧИ, они существуют всякий раз по-другом, в русском языке другие для этого прилагательные, и когда я говорю слово "кэт", это совсем не то, что я говорю "кошка", они как бы другие, то есть, я выбираю светофильтр, общий оттенок всей картины, как бы синестетически букву "ш", могут воспринимать как мшисто-зеленую или искристо-коричневую, но общий колорит будет сохранен в соответствии со смыслом. Ну на этой теме мне можно подскользнуться на гладких камнях в водопаде и вообщем-то тут не глубоко, так что оставим это как тему для физического голосового резонанса, а вообщем, вот я нашла Бродского Голос, да... и тоже, возникает вопрос - могу ли я найти голос кого-нибудь еще, кроме него, любого, манера которого представляется вполне обычной, то есть голос изначально как бы не карикатурный - хотя это совсем не то слово, я категорически против, такой голос скорее ФАКТУРНЫЙ, манера как музыкальный инструмент, все просто. И вот когда голос не такой, то действуют совсем другой принцип, да, это уже техника актерского мастерства, вживания в роль,
идейно - вот существуют главный герой и второстепенный герой. Главный герой непременно появляется по ходу произведения именно сначала, с истоков, а второстепенный может возникнуть когда угодно, в середине обычно, и вот точно так же голос Бродского - это голос второстепенного персонажа, а голос просто человека, он начинается С ИСТОКА, с начала, слово с ИСТОКА, да, собственно, очень..
Вообщем-то, это и есть то что называется "чудо говорит нашими устами", это ощущение, непосредственно, особенный опыт, и наверное, и есть какая-то разновидность "второго внимания".
эээ... выдыхаю рыбу, и после всего, прежде всего, очень предлагаю поиграть так же :) в какой-то момент быть может возникает то, что можно назвать настоящим "демиуржеством", создание мира, из слов, то есть слова становятся чем-то материальным, они не распылаются в пространстве как снег, или краска из балончика, они как золотой песок или молекулы, собираются в нечто единое, являющейся воплощением сказанного ими смысла. Собственно, это самая реальная практика демиуржества, я полагаю.
navashdenie: (Default)
эти люди стали сильнее когда встретились в этот раз раньше они могли быть легче инфантильнее я даже не знаю как они могут находить общий язык когда она говорит зачем вы говорите, что целовали землю, по которой я ходила? меня же убить надо! она говорит это так как Настасья Филипповна
у нее сумасшедствие от глубины. вот тут она в фильме ходит по воде и она такая тонкая, что кругов почти не видно. тут она купается в воде, в слезах. дышит нервно, как утопающий, хватающий воздух.
а на самом деле эти, двое, они уже дышат как рыбы, потому что вода - их среда, их пеленающая атмосфера,.и у них есть внутренний запас воздуха. очень маленький, они могут дышать только им, но это все-таки - воздух, они держатся. побывав в москве она стала острее, она как свеча - по форме, как колючкии измороси на ветвях от перемены погоды. но есть у нее душа, это тепло свечи, это тепло весны, растапливающее снег где-то совсем внутри за кожей и корой. поэтому - она не настасья филипповна до конца. поэтому она не сумасшедшая.
когда они это говорят мне кажется должно быть чувство у обеих, любви, которая не та пылкая страстная пламенная любовь, которой можно стыдиться, и смущаться из-за недопонимания, невозможности выразить целиком. это не необъяснимое, на судорожном вздохе с застывшим словом чувство к модному писателю, это любовь к тому, кто есть часть тебя. когда все просто понятно. когда то, что жило внутри у тебя в чемоданах, сверху сидело как кошка и выглядывало не вступая в есть контакт, оказывается настоящим человеком рядом, который не просто видение (именно вИдЕнием надо называть таких внутренных сокровенных "себя"), а история, жизнь, лицо. вы как бы знакомы, внутреннее "видение" встретило себе брата и сестру взаимно. и говорить друг с другом можно внутренним голосом. на непосредственном предощущении ответа. и это не любовь наверное, это какое-то другое понятие, вроде сна и счастья. скорее счастье.
писателю необходима нина, потому что он как писатель лучше всего понимает необходимость такого счастья-видения. он это прочувствовал, когда пытался найти себя в сочиненных им образах.
а нине нужна неожиданность. она желает конфликта, действия, акта, сцены. Узнать Людей, а не Узнать Себя в них. и чем больше она будет катодом и не_совпадать, тем больше Жить она будет.
navashdenie: (в чемоданах)
постоянно доказывать - себе..и окружающим..

занудливый и складный голос Писателя звучит в сознании Сталкера насмешливо, почти издевательски, он готов чисто и звонко сейчас же рассмеяться и заговорить по-простецки, вынудив улыбнуться - хотя бы ошарашенно и недоверчиво - своего апатичного спутника; но Профессор, став безукоризненно пунктуальной личностью, выразительным взглядом на часы и предполагаемое будущее, отклоняет в сторону случайный озорной огонек желания сказать что-нибудь сейчас же, именно словами, не суть, пусть будет приведенный в любую гармонию шум, пусть будет недалекий и недолгий образ абсолютной Истины - бросается сумерками в глаза, шепчет внутренним голосом "ш-ш-ш", и Писатель медленно и вяло под конец раз_думывает о том, что, может, он все-таки чего-нибудь, да стоит? с искрой мимолетного озарения

navashdenie: (Default)
Сказанное в этой книге кажется.
Так завершается уроборос цельного конкретного мира, его, этого мирового Змея, замечают при первом знакомстве любопытные путешественники, и ему же вежливо раскланиваются, медленно переступая назад за границу форзаца, как на прокрученной обратно к первому кадру киноленте, оставленной на полках архивов для других.

Я лгу - должны сказать вы в моем сценарии встречи с автором в его мире. А я улыбаюсь, отставив чашку чая - у вас здесь уютно, вы благодарите меня своим теплом и уютом всего сложившегося: но между нами, путешественниками, ваш дневник, как и многие другие дневники, отображает только по наитию внутреннему избранный и пройденный путь, из которого вы, разумеется, попробовали составить целую карту, заштриховав белые пятна. Что ж, вы отлично постарались, но ошибочным будет предлагать наивным ищущим этот кусочек, "эту карту", упустив слово "кусочек", просчитав чисто психологическую деталь.

Но, я думаю, вы и сами это понимаете. :)
navashdenie: (лис)
Пастельные цвета шарфов на людях с особенными, завораживающе глубокими, живыми, искрящимися глазами, глядящими внимательно .взглядом для тебя. - цвета тех, кем они были, могут Быть. Они - длинная и нескончаемая хамелеонная нить, латающая наши души. Дуся, радость в том, что ты не можешь быть одинока - Тебя слишком много, ты - радужная капля. И все. И не каждый.
navashdenie: (в чемоданах)
О, путеводные звезды мои, о шорохи приречные, - я ли вас слушаю, вы ли мне вторите случаем?.. , о, причастные к событию взлета бегущими впереди, - я никогда, никогда не знала, кто вы. Вы, такие настоящие, такие цельные и изумительно картинно-идеальные,  вы со своим хронографом в паралельной своей истории, я стала вами, но последней нитью сейчас, изумленно понимаю, что я никогда не видела вас. О, тот, кому надлежит ведать моею судьбою - к тебе я обращаюсь как к абстрагированной объективности - ехидно усмехаюсь теперь и я, - на моем пути не было до сих пор никого, кто был в самом деле тем, кем я умудрялась видеть его, улавливать моменты, просвещать чужие негативы и оставлять себе цветной позитив, находила все ракурсы, машинально, простой рукой, которые сделали кого-то еще, но не того, кто был со своей стороны в полном светы - полутени, полутона стали Другим. Конечно, теперь уж не обойтись без оговорки о том, что уж я то однозначно никогда так и не стала цельным полотном, а распадалась все по кусочкам - если верить ощущению, отошедшему на шаг назад от меня. Но другие вы, теплом и уютным ветром ощущались ваши парадоксы с вами, и неправды с правдами резонировали в чистый звук. Счастливо вам и добрых дней. Спасибо вам.
navashdenie: (Default)
а не то ли это слово, что тревожно отстукивают колеса поезда на пути в возвращение на ушко, эммигрантам
а не то ли это знак, что способен простое и сложное назвать одним?
а не то ли это, что вопреки своему названию, с гордостью и через время и пространства повторяется, сохранив свой неизменный вид и форму?
а не то ли это, что в образе своем - и смех, и слезы хранит, хотя ни единого темного оттенка не имеет
а не то ли это, что на ощупь - растрепанные уголки и пыль памяти на кончиках пальцев, на звук - с хрипотцой и шипением звучат оркестры, на взгляд - желтым и серым, со сложными очертаниями и застывшими навеки обликами в полоборота
а не тот ли это человек, для которого барабанная дробь - это бессмысленная заевшая пластинка?
а не та ли эта фигура которая может вместить в себя в два раза больше Бермуд? %))
а не то ли это, что ограничивает возможность, но отдает предпочтение разумному минимализму?
а не тот ли это, кто никогда не научится видеть идейный мир трехмерным?
а не то ли это, маленькое, незаментое, что способно с течением времени найти подобных себе и образовать великое, безграничное, что в последствии умеет путешествовать по земле, по небо и под землей?

а не то ли это, что звучит спектаклем в спектакле, исполнителями, которые и не думали исполнять, в зале с хорошей аккустикой?)
(овации)

а не то ли это, причиной чего бывает дробный звук отраженный через небольше промежутки множество раз, Дзынь!!! - оглушительным колокольчиком и прыгающие чужие мысли без почерка перед глазами, и заплетающиеся пальцы думающие быстрей мыслей
(опечатка)

а не то ли это, за что Судьба дает много пустоты и бессмысленности в безнадежном бытие
(осечка)
navashdenie: (лис)
а мы тут на холмы забрели, гитаристов искать, а теперь их найти не можем, они как призраки, по дороге расстворились, и в округе их не нашлось совсем, как и не было вовсе", вот их и ищут сейчас: вечером, с телефонным огоньком (:

Вышел в дождь. Не жалею. Кто знает -
Им проникся ?.. В него ли проник ?..
На меня вода опадает
И стекает мне за воротник.

Весь смеюсь. Потерялся даже.
Где-то между. Сквозь. Чёрт-те где.
Но я знаю: есть те, кто скажет:
"Не теряйте его. Он в дожде."

мы чаи нашли, радуюсь возможности такого необычного файфоклока)) рассыпные которые :) Императорский с корочками апельсина /как они, кстати, называются, никак вспомнить не могу? )/ и землянику со сливками, названия не особо звучные, но содержательные :))

За лето, слепившее их яркостью лучей и событий, они свыклись с мыслью, что каждый новый день и новая ночь - это сноп еще одних светящихся историй, и осень застала их неожиданно, совсем врасплох, подкралась незаметно и закрыла на мгновение солнце широкими ладонями. А когда сквозь щелочки усмехнулось, ярко стало вдруг, еще ярче, и видны стали вокруг все-все кусочки огромного, ну просто громаднейшего мира, с которым щенята несмело собрались знакомиться.

 - А волшебники, - загадочно, интригующе подмигнул он, - люди очень любопытные и любители послушать. Но среди них действительно множество таких, что говорить в ответ тебе ничего не станут, но самым обидным для них будет то, что ты не поймешь их молчания. Волшебники умеют улыбаться.

Когда осенью встретишь волшебника, обязательно подари ему каштан! Не теряй ни одного каштана из карманов зазря и не забывай о них, тогда тебе найдеться кому их подарить.

наконец свежим морозных воздухом проявилась осень, легким дымком капель в воздухе и шуршушим ветром в открытых окнах балкона - тихо, почти не слышно, и оттого уютно. Как преобразились вечерние улицы, вы не находите? :) На мосту появились по-новому светящиеся огонечки-светлячки, и движутся они по мере движения навстречу как темное августовское море (вы же видели, как оно светиться?), наверное, его залив, поскольку все же видны его берега.

Маэстро (00:16:05 1/10/2007)
И взрослые уже не верят в чудеса, и поэтому чудеса к ним и не приходят, и Серый Пес не смог бы поговорить со звездочками, ведь для него это - всего лишь добрая сказка... а для его внучков совет мудрого дедушки - правда... И , наверное, звездочки ответили им...

Наваждение (00:19:22 1/10/2007)
поймала :) чудесатая действительно затея. полусказки получаются ловить события и облачать их в форму образную)

а ведь вообще разве бывает так, чтобы детство ушло? это ужасно грустно и неинтерестно так считать) ведь детство можно поспринимать как виденье мира, безграничную его метафоричность и знаковость.) А взрослость всего лишь возможность выбирать из стереотипов тот, что к случаю, и следовать ему в соответствии с граммотой изученой)
ффыр :) меня отвлекает переодически Чиффовское создание :)

Наваждение (00:25:18 1/10/2007)
ответили бы.. если бы их вера была сильна, не была простым удивленным желаньем %) тогда скази случаются сами по себе в Тебе, угу, это знаемо)

Маэстро (00:29:36 1/10/2007)
ну... бывают взрослые ,столь погруженные в формулы и числа (прав был Экзюпери! %)) что у них не остается ничего детского, как вы сказали, их жизнь лишь возможность выбирать из стереотипов тот, что к случаю, и следовать ему в соответствии с граммотой изученой)

Наваждение (00:30:36 1/10/2007)
это неправильные вхрослые, как сказал бы пух :))
возьмем за правило всех взрослых с творческой манерой жизни :)

Маэстро (00:30:58 1/10/2007)
вы правы...

Наваждение (00:32:05 1/10/2007)
во всяком случае, я верю в эту правду :) и, может быть, вы?)

Маэстро (00:32:17 1/10/2007)
верю.. скорее всего...

Наваждение (00:33:05 1/10/2007)
так съедим же по яблоку! (что там было у Пеппи? в любом случае - в честь октября осенний символ) и все наши сомнения о взрослости окончательно рассеются :)
navashdenie: (лис)
звучит ладно :)
и странно ощущается, как в метафоричности сна - послание черезвычайной важности, которое пришло, быть может, раньше по времени, чем следовало (или позже, запоздало?); я смотрю на него и мне удивительно.
простое сезьезное_с улыбкой: спасибо.

*смеется, заглянув еще раз* вот действительно абсурдные слова..)) сложно-таки общаться текстом через вертикаль /это о том, что обычно вживую приходится контачится через плоскость/ слишком много мыслеЖестов остаются за кадром, потому что много времени надо потратить для того, чтобы найти их, рассказать о них, и с интересом воспринять их.
*делает книксен*
прощенья (:
*и улыбаясь, понимая, что это совсем не те слова.) *

.. воститну, интересно - чем может быть хороша печаль, которая не звучит как-то с очень глубоким контекстом, задевающая уже не чувства, а Мысли и Идеи.) контрол+зет в таком случае это да, но иначе как и к чему?.. %)

Миры - очень концептуальная штука по идее, а то, что один из них называется Диптауном, совсем радует. :) Мне уже столько раз приходилось говорить о них, что сейчас, когда я способна мыслить только апчхи/правдой, и в мирах полгода ловлю синихптиц, сидя на ветке, за что заслужила титул Мифа, Чиффы вечно прислушивающегося, бормочащего что-то аквариумовской направленности или что-то вовсе ассоциотивное, что, к печальной-осликовской улыбке, редко подхватывается; вообщем сейчас, когда я живу там таким образом (в обоих смыслах) я говорю о них совсем не так как раньше, слегка притушенна восторженность и слова выуживаются из теплых воспоминаний о Зиме здесь, Осени, Лете и Зиме прошлого года.
Это миры демиургов, просто щщастье для тех, кто сможет скомпоновать из более тысячи объектов трехмерных свою идею - домик,  лес с костерчиком вечногорящим на окраине, море в миниатюре - да все что придумается и получится, на участке в Мире. Можно бродить по уже созданным Миркам, можно ставить спектакли с аватарами в мире Театр (я хотела поставить ежика и медвежонка прошлой осенью, не могу следать тридемодели), просто оглядыватся и беседовать текстом.  Миров там много, ужжасно, и все чудесны, если суметь их своей фантазием и вживанием в них - оживить их. У меня там Домик у Моря, Галерея Личностей - с одной стороны берега и жилище для существ человеков, любящих гитару, чаевничание, нарды и вообще атмосфера такая квартирника :) и еще забор с табличками, осеннее место. и везде распиханы песни аквариумовские по соответствующим объектам =)

мои стихи - это песни с прилагающимися мотивами, лучшее их мне не встречалось доселе, но их стихами странно называть и так читать - без музыки, без ритма, неверным кажется, а потому не вспоминаю. Но все они - и есть любимые Стихи. :) а может не стихи.. тарампампам ;)))

забавно было вдруг вспомнить первые строчки, которые я и действительно если и слышала. то только раз, и не думала совсем запомнить, они неотвязно плелись за мыслями в месте, где поэзии очень не хватало, и они держали меня в двухгодовом любопытстве, удовлетворение которого произошло случайно и уж совсем неожиданно было увидеть подпись под ними именно этими инициалами

мне даже как-то неловко.. говорить голосом, который еще никогда не слышал и говорит как будто на другом языке, не умея расставить верные ударения и длительности слов.. позвольте доверится случаю и посмотреть на все сквозь пальцы, хотя это и не верно, однако..
мне дела нет, что миллионы раз
картины небосвода повторялись,
я ухожу за поволоку глаз,
туда, где карты мира потерялись,
я ухожу в Тебя, бездонный мир,
в незримые поля под тонкой кожей,
в иное вещество, в другой эфир,
где все так страшно близко, так похоже,
что не узнать себя - ни неба, ни себя -
и сны, как птицы, покидают гнезда
и тайно зреют, взрывами слепя,
поющие невидимые звезды,
я ухожу в Тебя - для бытия
в небывших звуках, я освобождаюсь
для снов Твоих - где, может быть, и я,
неузнанный, в последний раз рождаюсь...

передо мною (вру, конечно - нет, Были передо мной) три книги Леви вполне объяснимого жанра, духовной, психологической литературы, практикум, какое там точное слово. Аутотренинг. И все-то ясно в них, идея, понятия вложенные, самые замечательные, замечательно сказанные, будто бы записками для тебя, но с верой, что есть еще кто-то, кто записку эту может так же прочесть - в этом прелесть обращений риторических.. Но все три - разные, совсем-совсем. Практическая, книга из снов, и книга смеющаяся в лицо над всеми написанными ранее, безоглядно на то, какие смыслы нашлись в тех, оставшихся в предыдущих изданиях. Какой прелесный парадокс! я в смятении и восхищении, поняв, что я никогда не читала той книги, которую мне очень, очень, очень стоило бы прочесть 

о, это символичное место где, как мы говорим: "Духовно обитаем", уголок в Киеве, в самом центре совершенно необычный, .особенный и настольгический - все четырнадцать лет памятны ключевыми событиями и оформившимися настроениями именно там, у костра из осенней жухлой травы и ветвей голых деревьев, которые обнадеживают , когда смотришь с обрыва вниз на беспросветную чащу во впадине, пройдя через которую можно добратся до соседнего холма. Сидя на красивом холме я часто вижу сны.. :) Вот так.

улыбаюсь в любом случае :) сижу тут и вдыхаю морозный запах прошлогодней зимы, мандаринов и брусничного сока, сетуя на то, что какие бы слова не приходилось говорить в момент, настроения через год все равно куда-то улетучиваются, а когда возвращаются, то до обидного смешно получается, что их так долго где-то не было :))) чесное слово я кажется я впиливаю в сущность настроений - они типические хаттифнаты :)

а я по неизменной полугодичной привычке оклавиатуриваюсь лишь изредка, поскольку потеряла надежду, что бы слушать и иметь слова для ответа своевременные, звонкие. Я прилетаю к клавиатуре как ветер, ветром отвечаю, и со спокойным, ничем не потревоженным вздохом, лечу на четыре сторонЫ. А там и вечер пройдет, и час, и неделя, - это уж как случится, на какую тропинку путеводная звезда занесет.. Слегка сумрачно, серо и дождливо от такого здешнего образа, но редкой случайностью исправимо на сейчас - слово, атмосферу, образы - и все воспрянет, вспорхнет (должно) на свои места, мне бы только читать не по диагонали..
Экзистенциальные монологи бормочу, ага, забавно и глючно.. (:
давайте ждать вместе, - как сказал бы ежик) если ждать оно обязательно прийдет, пройдет, прошелестит, мелькнет в углу взгляда, его бы только заметить и легко-легко улыбнутся, - ведь иначе как долетит улыбка?
Говори, что бы видеть, - шепнул кто-то незримый третий, - видь, что бы сказать, - смеется.
А ежик принес солнечные нитки и связал маленькое светящееся солнышко, которое одели на абажур вместо лампочки, и теперь можно сумеречничать и ждать что-нибудь..
Такого! - восторженным возгласом медвежонка.

нет, в таком случае это совсем условно подходящее слово, не той части спектра, хотя близко)
это как зимой, достать из кармана синигеря, синицу - живую птицу, горящую вечно для себя как маленькое карманное солнце и так по-простому ценно, что нет слов для описания

а мне вот приснилось, что снег за окном был, пушистый, последний как будто мартовский, но в августе )) а еще эти ёрмургардовские трамваи и гитара с гармошкой.. %)
navashdenie: (лис)
поздравляю с первым снегом. :) Хоть он и далек от нас, неспеша добирается осенними ветрами и дырявыми тучами, обещая быть в понедельник газетными телеграммами, сегодня утром проснувшись, ощутила это самое "первое снежное Воскресенье", и кусок серого полотна за стеклом дорисовывается белоснежною шрустящей тканью где-то внизу, у земли. Поздравляю и радуюсь за, наконец он прилетел, хотя, конечно, и морозный, и вынуждающий доставать цветные и тяжелые вязанные шарфы, и перчатки, сквозь которые все равно ощущается пронзительный холод, и желание "поскорей", - топчущиеся и подпрыгивающие на месте сапоги, пар, рисующий высказанные слова, и наконец - счастье возвратится в тепло за чашкою чая, стряхнуть с себя мокрый снег и забыть совсем о том, что за зашторенными окнами, за этим теплым обогретым пространством, есть Зима. Никогда не может быть так по-настоящему тепло, как Зимою. :)
navashdenie: (в чемоданах)
я всю детсткую жизнь мечтала жить на первом этаже, как глубоко в душе шерлок холмс и том сойер местами, и в выдумках была почему-то фарфоровая ваза через балкон в руки, и много еще чудного. И она таки сбылась немного, но это был второй этаж, с видом на минипарк, с деревьями и лабиринтами кустов (с обратной стороны все совсем иначе, живее, интерактивнее, а к нему привыклось!), там пели соловьи и можно было просыпаться от звука шуршания дворничихой метлы. Я там еще с дерева упала, которое было напротив окна, с нехилой такой высоты, ива - ужасно обманчивое в смысле прочности древо %) Но тогда всего масшбаба своего счастья я оценить не могла, и тишина немного угнетала типично городской и живой нрав, а еще комнатка была маленькая, зато окна с желтой рамой и облака в прихожей и в целом камерность.. :) ностальгия, ах! :)
а потом мы переселились на седьмой этаж, и нынче живем на шестом, хотя пейзажа совершенно никакого и просторность комнат угнетает значительно больше, только сквозняк нескончаемый и есть, я рыбой становлюсь по температуре и руки грею перчатками и в плед кутаюсь.. *уныло вздыхая* зато единственное место где можно жить (нет, не единственное!) это комната с проигрывателем винила и кассет, а еще кухня, у которой по ночам мистический вид революционных годов, и разноцветные фонари оставляют на снегу фееричные сочетания зеленого синего и желтого

Profile

navashdenie: (Default)
navashdenie

July 2011

S M T W T F S
     12
3 456789
1011121314 1516
17181920212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 08:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios