navashdenie: (в чемоданах)
иногда думаешь, что нет ничего более важного в жизни чем то, например, как ты заметил, нежно-добродушно безадресно улыбается тётя на перекрестке,
или как вдруг в метро трое разных молчащих, едва пересекающихся взглядами, едут по-разному эмоционально, но в одном направлении, которое так трудно назвать
и как взглянув на одного из них слышишь, что у него в голове саундтреком звучит скрип старых детских качелей

а замечая очень естественный жест - оглянуться через плечо, когда напряженно говоришь с другим, - подлавливаешь его и видишь отголосок дальнейшего варанта развития,

он нервно подернул плечами и обернулся, рассеянно и устало глядя дальнозорким взглядом на рядом стоящие вещи, ничего толком, естественно, не замечая, как и все остальные в этом случае, но его, все же, направленный взгяд, нечаянно пересекся со взглядом Наблюдателя, и фокусировка внезапно изменилась...
блестящие глаза вернулись обратно к девушке и сразу же предложили ей проделать тот же фокус, обескуражив заготовленный безупречный выпад, и ей пришлось увидеть - девушку, трепетно, в отвороте свитера, несущую черного котенка, лоскут радуги на небе, детскую мимику, в момент, когда в чудо, в которое поверил он сам, смогли поверить и его друзья..

фенечка момента, едва обхватывающая запястье, но в нее уже хочется одеться целиком, развернув свитеру горло
мало ли таких фенечек?
....

будь я сочинителем японских хокку, я была бы уверенна что в в одном видении этого и есть - заветный смысл жизни, а так
все это стоит только на один вопрос - очень дорогой, но окупаемый, - что с этим делать?
у меня все есть, даже то о чем не знаю, а не знаю потому, что по земле шагаю.

привет. очень скучаю, очень люблю тех, кто действительно иногда бывает рядом, но безмолвно и незримо (:
не теряйтесь, люди, в присутствии которых можно смело тыкать пальцами в чудеса мира, и где в системе исчисления прибавление одного к одному дает несоизмеримо больший результат, чем в земной арифметике%)
navashdenie: (Default)
сегодня город разговаривал с нами движением, лентой своих пересвеченых улиц, пел ангельски-странным голосом, доносящимся до вершины Холмов с репродуктора контрактовой, молчал ошеломляющей тишиной вырванного из времени мая. Язык до Киева доведет - самая звучная в этом случае поговорка, а в компании трех языков - Викинговского и Яновского, ирландского, но и безупречно-русского одновременно,  не только доведет, но и обведет кругами вдоль и поперек по холмам и любимым, показательным тропам, которые в этот раз, показываются ирландскому гостю, наслаждаясь жарой, с зазеленевшими каштанами, распустившейся сиренью и вишней и разлившимся днепром на оболонской набережной. ....Волны, между тем, чудесная показательная метафора, когда движение в противоположные стороны одновременно и совершенно не противоречит, а между ними, на соприкосновениях, виднеются образы какого-то еще безымянного, легкого водного дыма - впервые по-настоящему увидела эту стихию. Еще стихия троп, которые творятся сами по себе, и мы идем по тропам, которые еще и филологические, с переносами...
И путь от Оболони, через Контрактовую и БЖ до Вокзальной - прекрасно теперь помнится на физическом уровне, ступни ног наконец-то станцевали свою джазовую чечетку, и хотя очевидно утомлены, но совершенно счастливы - именно такого очень не хватало для полной гармонии мира и вдруг стал понятен зимне крымский дусин вруб про то, что для того, чтобы дойти до далей в самом себе, можно идти физически по прямой, и дорожки синхронизируются. И как-то внезапно все понятно. Потому что чувство земли. И дома на закате, обостновавшиеся в земном нижнем мире в районе вокзала, смотрят на меня такими глазами окон что - вечность уже я не видела такой человечности и насыщенности истории в живых зрачках. Достоевский Мечтатель проснулся в этот момент, как милый сурок из норки по весне. И только немного странно от теней взлетающих голубей, накладывающихся на твою тень и уличных диалогов, которые, например, по идее, знают, что может стоять рядом с философией и пишутся на оболонских стенах - "с Новым Годом! кто ты?" Тут уж ничего не поделаешь - варкалось, хливкие шарьки пырялись по наве... А в остальном так светло, просто, легко и непринужденно и благодарно за прекрасных попутчиков что обычно на губах-пальцах )) одни улыбки, а не слова отнюдь :)
navashdenie: (Default)
засыпаю, с птицами-нотами на нотном стане: доремифасольляси, ми соль си ре - и их четкое, давно прочувствованное, положение - кончиками пальцев на дыхании флейты )
долго же я добиралась до самуочителей по блок-флейте, целый год, за это время выучившись кое-как подстраиваться, как пастушок, под всякую музыку, с качеством равным качеству настроения - а вот теперь, наконец, набралась воодушевления осознать, как играть по нотам любимую музыку, особенно Аквариумовские проигрыши (их, правда, практически никто не переводил в ноты, но.. ) ) и понять, что же такое эти длительности и прочие необходимые музыкальные теории - здорово, что с миром можно говорить столькими языками, в том числе и музыкальным!
а утром, недослышав во сне историю Русалочки, которую мне уже со всей обстоятельностью собирались преподнести, просыпаюсь в пять часов утра - чтобы идти на вокзал за бабушкиной посылкой. Мы безмятежно вызываем такси, рассчитывая на короткую и прямую дорогу, но такси отказывается находится для нас, как раз в тот самый момент, когда время становится критичным, и мы выбегаем на улицу, в самую бес-человечную рань, где вновь наступила потрясающая зимняя красота, после нескольких дней туманов (с английским юмором) - теперь еще более льдисто-хрустальная, за ночь успев основательно огололедиться и превратив деревья, еще недавно намекающие на весну выглядывающими почками, в стеклянные скульптуры. По счастливому случаю, подхватив крупную машину-джип, мы ехали на вокзал - плавно и красиво, потом бежали мимо "колий", прибежали на перрон, и.... увидели наш поезд, который плавно скользил за поворот от первого вагона, до последнего - теперь уже окончательно ясно - убывая, а не прибывая... "один и тот же сон мне повторяться стал, мне снится будто я от поезда отстал, один в пути зимой, на станцию ушел, а скорый поезд мой пошел-пошел-пошел".... очень выразительная иллюстрация к этим словам получилась - правда, наш поезд всего-то направился в депо до вечера, и мы потеряли только то, что нам не принадлежало - время, сложившиеся не по задуманному обстоятельства; зато получили дзенскую радость, выразительные глаза девушки по пути, которых так давно не хватало во снах, вынуждающий согреваться мороз и исполненное внезапное желание о утреннем растворимом кофе.
Вечером мы снова ехали в том же направлении вокзала, попали в пробку, опять неудачно ко времени, и бежали по дороге, подлавливая маршрутку на другом участке, по пути к метро. А в метро самое большое счастье - видеть людей - я смотрю по пути на парня в наушниках, с какими-то неподражаемо фактурными, и "своими" чертами лица, и дальше иду, совсем смеясь, такое искристое настроение передал этот спокойный и уравновешенный образ.
Если на вокзал мы пришли налегке, то возвращались, решая по пути множество "интеллектуальных задач", связанных с распределением неподъемного веса сумки с бабушкиными дарами на две наших тонких руки. Но мы справились с удовольствием - с вокзала на метро, в метро с переходом на другую станцию, несколько остановок - в час пик, еще на эскалаторе... К остановки маршрутки этот съедобный камень, очевидно, дарованный Сизифу за труды:), мы уже просто пинали по льду))
Людей, ожидающих маршрутку оказалось невозможно много, а маршруток соответственно наоборот, и в первую маршрутку по пути уместилось людей, как буков в распухшую книжку, в том числе, заполнив форзацы. Во вторую втиснулись и мы, вместе с сумкой, и в непосредственной близости к народу. Мне достался удобный высотный наблюдательный пункт, я держалась за поручни, раскачиваясь, чувствуя себя летчиком из ВВС, и с восхищением глядела на девушку, сидящую возле окна, которая вначале дороге была умеренно-безэмоционально хмурой, а потом вдруг стала улыбаться, глядя за окно, своим мыслям, настолько счастливо и лучезарно - с градациями высоты полета уголков губ от затаенной, до открыто-радостной - совсем как и все те потрясающие девушки, встречавшиеся мне на протяжении года на улицах, с улыбками совершенно того же свойства. Вот же оно, чудо (шшш) самое всамделишное...

теперь дома-в-гостях живем мы хорошо, а можно и еще - тут три флейты, фотографии заснеженной праги, кошка-сова и завтра идем колядовать с детьми, где мне положена роль аккомпонирующего действу крысолова. )
научиться бы еще думать-чувствовать стихами и музыкой, и можно лететь в свободном падении, как перелетные невесомые птицы
navashdenie: (Default)
Когда мы выходим на станцию метро Театральная и теряемся в выборе направления, нам навстречу является пестрая змейка звонко поющих колядныков, и через мгновение ощущения себя со стороны удивленного и обрадованного зрителя, мы встаем вместе с колядныками на скатерть-дорожку эскалатора и дальше движемся как участники, в жизнерадостно виляющем хвосте – ведь собственно, мы искали, а нас нашли! Нашел нас замечательный ясноглазый взгляд высокого парня, Ника, который всматривался в нас, пытаясь признать, так же как и мы пытались признать в них своих – и эта замечательная пантомима праздничных взглядов, как кадр в кино. Песни в голове нашего шествия проводили нас мимо фургончика, доверху заваленному свежими розами, мимо множества луж и «бурулек» – прямо через винтовые ступеньки вниз, в кафе Купидон, где уже было светло, музыкально и очень, очень весело. У одной из прекрасных присутствующих девушек был день рождения, в честь этого был накрыт стол фуршет, и пока все подкреплялись и набирались сил задорной музыкой, меня не покидало ощущение «знакомости» лиц половины присутствующих.
В другом конце зала, в подвальчике ниже, был магазинчик украинских книжек, и я с мамой отправились туда любоваться на спокойную красоту иллюстрированных театральных журналов и детских книг, погрузившись в атмосферу этого места с большой к нему благодарностью.
Когда праздник жизни в Купидоне был отыгран, все снова приняли образ колядныков и вывалились на улицу, по пути зимне-весенней улице песть и плясать. Совершенно чудесный оркестр – аккордеон-предводитель Топор, саксофон, труба, кларнет, огромный барабан, бубенчики, флейты и голоса… И все это счастье брело по центральным улочкам Киева, вваливаясь с необоримым обаянием в встречные кафешки и колядуя там на радость посетителей.
Первая кафешка встретила нас очень оживленно – девочки-официантки приняли нас как интригующий подарок, а грузины в дальнем конце зала танцевали вдвоем лезгинку и выставили всем в длинный ряд на барной стойке текилы и накидали кучу денег %)))
В кафе мы заходили с торжественной песнью – «Ой радуйся землю», останавливали ей движение на дороге, а по улице шли приплясывая под веселое. Проходя мимо маршрутки, мы наколядовали счастливым пассажирам, в благодарность получив даже шоколадку :)
Пели в гостинице «Санкт-Петербург» служащим(слушающим), они приплясывали и хлопали, а одна бедная тетенька в это время пыталась что-то говорить по телефону : )
В ресторане была песня о белых медведях, и мы все не смогли зайти, остались на лестнице, в маленький зальчик, где изначально звучала жестокая транс-музыка - там нас поняли превратно, кажется, но флейта и саксофон в музыке прозвучали там удивительно!
Прошествовали в Бессарабский рынок, и там оказались принятыми особенно радушно – просторное, звонко-аккустическое помещение рынка и благодушные бабушки, которые только о нас и мечтали, и слушали очень как-то «аутентично» : ) Бессарабский рынок был самым шикарным концертным залом, в нем было особенно радостно и просторно танцевать. :) Бабушки поделились замечательной квашеной капустой и огурцами : )
После рынка мы двинулись в сторону Майдана, но до самого Майдана не доходя, прошли еще несколько чудесных кафешек и были злостно выпроважены из Макдональдца охранником, который даже запрещал нас снимать. Как на военном объекте, стратегическая столовая : )
Я с врученной коляднической козой на палке, была совершенно счастлива в обратную дорогу, звеня козьими глазами-бубенчиками, а где-то рядом девушки из Польши пытались найти общий язык в вещах каких-то совершенно психологически-философских, вроде «найти свою музыкальную гармонию»…. Музыкальная гармония этого вечера была в радости улыбкам друг друга, возможности менять мир в радость с песнями – гармония простого, разделенного счастья, которого сполна хватает всем, кто рад был его принять : )
navashdenie: (Default)
Улица Воздухофлотская. Повітрянофлотьска. Накануне случайно встретив адрес, с предложением заглянуть на день рожденья в день открытых дверей, храню его координаты, как птицу запазухой. Легкая, теплая, взлетывающая радость.
На улице морозно, до Воздухофлотского мы успеваем побывать в новом нашем доме, куда нас приглашают в гости - там звучит музыка Битлз, вернее, она там полноценно живет, и, провожая хозяев на вокзал, в сторону Крыма, с нами вслед идет память о песне «Across The Universe».
В маршрутке я слушаю Аукцыон «Все вертиться», и восхищаюсь столь же явному чувству, как мороз на пальцах и тепло свитера, чувству «все найдешь, все возьмешь», какой-то колюще-режущей, полезной в быту, как какие-нибудь ножницы для тканей и аппликаций, разновидности счастья. Пока маршруты путано направляют нас в сторону Соломенского района, меня сопровождает музыка Аукцыона и Дорз, спокойно, ритмично, исключая время, как понятие.
Как найти именно этот номер дома на длинной прямой Воздухофлотского, никто в маршрутке не знает, и поэтому мы с пристальной внимательностью заглядываем сквозь дырочки запотевших стекол на приземистые частные домики с номерами, вспоминая, что вот в городе Норильске, номера домов пишут вообще трехметровыми буквами – у них это, ясное дело, из-за снегопадов. Дома приближаются к долгожданному номеру, мы выходим на снег и бормочем по хрустящей дороге до дома, где встречаем людей, которые на наш вопрос подводят нас к самой двери подъезда, говоря, что они сами только что оттуда. И вот! Вот! Мы пришли, смешные зимние нежданные гости, в замечательный теплый дом на первом этаже, с лучезарной хозяйкой, пепельным, махоньким котиком Зефриом, и уютной квартирниковской атмосферой. Так здорово чувствовать себя в образе такого вот непредсказуемого, «залетного» гостя, просто мечта в такой ситуации % ) И я бесконечно благодарна за него замечательной Радуге и компании, с которыми и правда получилось увидеть вполне себе квартирник, с звучными, резонансными девичьими голосами, гитарами и даже скрипкой : )
В полутемной комнате, вороная девушка, голосом сумрачного тембра, пела такую любимую песню Ауцыона «Я все вру», которая по состоянию для меня значит как раз все то, что значили для девушек дальнейшие песни Арии и Арефьевой, мне совершенно незнакомые, но благодаря этому «Я все вру», я чуточку приобщилась, пригубила темно-горького вина этой жизни «на срезе», на изломе, напоминающего танец фламенко и легкую поступь по темной воде-Земле. Моя флейта неба была совершенно ненастроенна, и вопреки желанию попробовать подыграть, я не смогла никак, потеряв все навыки, но мне было очень здорово слушать прекрасно настроенные, созвучные друг с другом голоса, прочувствоващие каждую сточку невыразимого до восхищения.
Я была между, на пограничье перед совершенно неведомым, освещенным тем светом, который я едва умею ловить, с совершенно другой частотой –вечер был волшебный, зачарованный, и из дома я уходила по тонкой тропинке-канатке между Никитинами в плеере, которым насущно хочется подпевать и воспоминаниями о пластике, интонациях голоса, обрывкам слов… Пустой троллейбус вез нас маршрутом советских фильмов восмидесятых, а в метро я пела Никитиных и Аквариума, нащупывая мир в котором я живу с точки немного отступившего, и имея возможность ощутить с новой силой.
Легкие вороньи крылья и плавные жесты движения скрипичного смычка.
Нового счастья в ваш Дом, девушки-Гекаты, покровительницы порогов и перекрестков «сиюминутности и вечности»!
navashdenie: (Ветер)
события развиваются даже чересчур динамично :)
позавчера я ночью провожала последнюю уютную ночь и зиму в этом доме, разговаривая, держа связь с Москвой, о Павиче и всяких штуках, смеясь заливисто, до трех часов ночи, а потом уснуть в шкафу-плацкартной полке, чувствуя под собой высоту.
вчера вечером собрались волшебники-друзья, которые чудесно помогали нам перетаскивать книжки и ящики, в метро мы делали оригамные чудеса, дома разгрузили весело и задорно книжки, пили чай из маленьких кофейных кружечек, звенели слаженным смехом и это было так чудесно, что потом когда я играла в нарды с хозяином дома, сознание возвращало особо приметные прекрасные кадры лиц и завершало монтаж счастливого фильма
сегодня утром я проснулась от жосткого мата хозяина, вконец запутавшегося в мыслях и желаниях, и чувствовала себя Кассандрой, поскольку разумно было предвидеть какую-нибудь подобную глупость, но все-таки не так скоро, и не в таких масштабах - хозяин решил что все-таки, нет, не хочет нарушать он свой дзен, не хочет он с нами жить, ну нас нахрен, не хочет быть чужим на этом празднике жизни, и вообще заморочился, обнародовав такими быстрыми темпами тот самый ненадежный и теперь рухнувший духовный стержень - вообщем, мы врубили в драматургию чувака, окунулись в стылые глубины психологии, оставив объективные обстоятельства как верхушку айсберга. Объективные обстоятельства были в том, что этот человек нуждался в людях, которые смогли бы разделить с ним двухкомнатную квартиру, чтобы оплачивать ее напополам, так же, как мы нуждались в месте, которым он располагал - да к тому же так удачно сложилось, что человек этот окончил археологический, работает с документальными режиссерами, и хоть кругозор наш по градусу открытости взгляда разнится довольно-таки принципиально, он схож, и ужиться вроде бы не составляло бы проблем, на какое-то время, даже с обоюдным интересом, вполне искренним. Все эти факты смиряли меня с возможностью психологических некомфортностей и глюков, поскольку вроде бы основа крепкая; но нет, все-таки, недальновидность человеческая оказалась решающим фактором и все заглючилось вконец:))
Раньше я думала, что дзенбуддисты, с их этой историей Дао дэ цзина и неделания, не делают потому, что чувствуют, осознают огромное количество вариантов и возможностей событий, которые я так явно чувствовала утром;
а оказывается, они не делают как раз наоборот, потому что совсем не думают и не имеют представления обо всей этой прекрасной сложности. Ну просто так отмахиваются лениво от сложностей, и соответственно, от дел :)
"и в оправе их глаз только лед и туман, но порой я не верю что это обман" (:

вообщем-то, эта утренная неожиданная практика была как специально для драматургов и психоаналитиков, и мне даже жаль, что я при всем внятном и насмешливо-очевидном понимании внутри себя происходящего, не могу внести поправки в ход событий, подобрав ключ верных слов и внести хоть какую-то часть ясности своего ума в смуту, ясность хоть и не настолько светлая, чтоб быть прям-таки решающей, но хоть что-нибудь светлое, которое могу дать только я - не умею давать, если кто-то сам не намерен его принимать в таком сумбурном виде, а впихивать в руки, заручившись безусловным рефлексом того, что человек берет в руки все, что именно ему непосредственно дают, а потом уже думает, зачем оно ему - вот так впихивать нужно научиться, было бы здорово :)

итак, мы офигевшие от такого поворота событий продолжили свою одиссею в поиске квартир, нашли таки вариант квартиры за тритысячи, заморочились с деньгами тоже так нехило, заморочились с тем, что должны съехать ТРЕТЬЕГО ЧИСЛА, а сегодне какбэ второе уже заканчивается.....

когда пришла Дуся, а мама отправилась на разведку в район возможной квартиры, мы с Дусей, как водится, хохотали безумно и гнали всякую милую пургу например о том, что у нас внутри уже целая галерея концептов, круче чем эрмитаж, в ней можно затеряться; людей прошедших эрмитаж за день не существует, отсюда силлогизм - я и мама образца 2003года несуществуем!! вот лишнее доказательство; пройти эрмитаж всматриваясь в картины по одной минуте, а для этого концепт оформления музея - чтобы, когда ты подошел к картине, тебя окутывало мыльным пузырем, ты одевал наушники и слушал музыку, создающую настроение картины и ее времени - мыльный пузырь, шерстяной ковер для того чтоб он не лопался, музыка - очень убедительно преображает путешествие по музею в такое себе волшебство средней руки:) смеялись=хохотали еще над чем-то, и это вообще так здорово - искренне, всеми силами души своей смеяться и гармонизировать внутренний мир таким смехом (: даже если все совсем хреново, как это может быть, если настоящее всего этого - бесконечный живой смех.)))

ощущение себя такой сомнамбуличной, и душа с телом не по мерке друг другу - тело слишком велико, рукава длинные, лицо, смявшись, сползает с духовного лица, которому от этого тоже не очень удобно, синхронизация увиденного глазами и сказанного словами с осмыслением всего этого запаздывает ощутимо, все так шатко и самостоятельно происходит.. )
и от этого два неповторимых сновидческих восприятия пространства:
долгое ожидание лифта в 16дцатиэтажном доме на Тычине, ищу лестницу чтобы спускаться пешком - а она узкая, обшарпанная, приклеенная сбоку дома как будто бы совсем не к месту и чисто символично - с 14 этажа вниз - так практически бесконечно-вавилонская, еще и с перепадами света - дошла до темного этажа, увидела, что дальше света вообще нет, и все-таки, с добычей смутных чувств как из кино, свернула к лифту ))

заглянули во дворик, который радует видом из окна желтого подоконника, напоминая о других революционных временах прошлого века, как из пастернаковских рассказов, кусочек сохранившегося времени в быту, проходим по внутреннему дворику, звоним в дверь, дверь открывает жилец в майке, из-за двери слышится смех, пахнет жаренной яичницей, которая мелодичным звуком шкварчит на сковородке, и к этим звукам примешивается еще легкий скрип, голос жильца, отвечающего на вопрос о квартире, а узкая щелочка желтого света - как иллюстрация к саундтреку, происходящему с той стороны
------
вообщем, самое главное во всем этом абсурде (как мы подслушали у проходящей по улице мимо дамочке с маленькой девочкой: "это монти пайтон, детка!" (переслышав, правда, слова немного на свой лад)) главное это еще как-то верить, что кроме вот таких вот людей, с которыми мы тщетно пытаемся решить "проблемы", создавая их походу еще больше почему-то, есть еще те, которые не воспринимают происходящее настолько истерично, безысходно, убийственно-укоряюще, убиццаапстенукакплохо, а умеют разумно, красиво, мудро мыслить :) на них мы равняемся, и вообще, непонятно, почему, когда все и так сложно и нужно срочно решать, нужно усугублять это сложностями своих глючных характеров и тоскливых абстрактных мыслей "какжежитьдальше, чтовыбудетеделать, всеканец". экзистенциализма и так хватает на деле, а вот в плане заморочится мыслью - было бы много лучше разделять с кем-нибудь и чем-нибудь находки по пути, что-то греющее душу ясно для себя понимать, поддерживая даже самые обыкновенные чудеса .. а то иначе - это же хуже, чем умереть с голода! ведь все же и одиссей в первых своих одиссеях был обеспечен чудесной компанией - будь он один с самого начала пути, то у него же ничего не получилось - я так чувствую уже, а не просто думаю...
лучше уж, чтобы все получилось. да:))

давайте писать друг другу письма и приглашаться в гости. )) ну а что еще для счастья надо... опытным путем выясненно - вот ничегошеньки больше! ))
navashdenie: (Default)
ветер. вертящийся по кругу воздушный змей. вертящийся по кругу полосатый дождь - с горизонта на горизонт. мы принесли Снеговика с Острова Ветра к нам на Холмы и установили его чудную концептуальную фигуру на склоне, глядя на радугу и раскрывая зонты. под дождем и зонтами немного играли в компилирование сновидений, и рассказывали сумбурные картинки с другой стороны век - виделись карусели, девушки, города и сон бананана.
теряли вещи и находили их с радостью. пили чай с вареньем. возле открытой двери в парадном смотрели на штормовой, пеленающий в серый, дождь и играли на варгане, флейте и кокосе - а потом свистела соловьем, разгоняя тучи, под конец попадая в такт действительно проснувшимся птицам.
бродили по промокшему, размывшемуся очертаниями, городу - по Воздвиженской, по мокрой деревянной лестнице, мимо пустынного БЖ - размахивая полотенцами, в честь Дня Полотенца и памяти "Автостопом по галактике". нашли завораживающее теневое видео на стене, прорисовывающее тень от придорожной ограды проежающими мимо светящимися фарами.
"мир, как мы его знали, подходит к концу"
чудесатое новое незнакомое место на крыше!
говорили, говорили акварельно
свет можно раскладывать на семицветную радугу, тень можно складывать из мелких кусочков рассыпчатой мозаики
когда сумерки - ты весь внутри наполняешься дымом, предчувствием костра и Огня, поэтому смотришь сквозь плотную туманную пелену, и чудятся тебе далеко-далеко отблески костров - высоких, сильных, пионерских, даже - ручных пожарищ на вальгалле..
в доме который построил свифт кинестетическая метафора - Гуливеру закрывают глаза руками со спины, он сверху накрывает руки своими руками, и видит плывущий корабль в безбрежном попутном море. в следущем кадре - он снимает свои руки, но тех, вторых рук, которые были под ними - нет впомине.
если бы, когда Розенкранц подбрасывал монету, вопреки всем законом вероятности, все время орлом, если бы Гильденстерн в это время бросал свою монету - то она всегда падала бы решкой!!
про устойчивость треножника с ногой в еще одном мире-измерении
дело мастера боится - если ты боишься, ты дело, не боишься - мастер. ты как себя чувствуешь?,))
"ну, чего же ты боишься?" "а я не боюсь бояться!"))
образность характерной черты про заманивание - Мир Паука максофраевский.
заочное многообещающее знакомство с Бахчисараем
сглаживание угловатости индии
услышать мост через струну
это - концептные озарения, а так - много уютных слов и тем, отрезонировавший как музыка, целый запас настроения
ощущение сновидческой полуреальности происходящего, в которой слова произносятся чтобы увидеть и слова рисуют единственно верную направленную линию сюжета - без остро-реальных сомнений о многоплановости вариантов и запутанности мысли и фонетики
и - на птичьем косом взгляде, на полувздохе, с влившемся вдруг, без единой перелитой капли, сознанием -
как вы прекрасны
вы совершенно прекрасны и бесконечно фрактальны, как же так это?... )
восхитительно

спасибо, СергейВетер%) и Дуся!
navashdenie: (в чемоданах)
сейчас мне кажется, что глаза у меня как у голубя - весь город мой, крылья почти не зависят от ветра и вся мудрость пеших прогулок, если что, в моем распоряжении - а глаза живут и питаются вечным городом, улицами, крышами и крошащимися людьми с их семечковыми словами и голосами-побегами. но вы слышали, как говорит голубь? не сразу и вспомнишь. легкое вздыхающее воркование, глубокий внутренний звук под плотными сизыми крыльями, лепет, непонятный недопроизнесенным. но сколько он мог бы рассказать! и сколько могу рассказать я!

про то, какое чудесное место - метро Льва Толстого (его можно переименовывать в зависимости от случая в станцию Война и Мир, ВИМ, Детство.Отрочество.Юность и просто Отрочество)
на улицах неподалеку от него находятся концептуальные, уютные киношные места, в которые хочется приглашать .правильных, сновидческих людей с внимательным двойным взглядом +фотоаппарата и вместе с Дусей смеяться так, чтобы почему-то удивительно знакомые лица, оборачивались вслед улыбчиво

на метро Отрочество мы встретили:
живого всамделишшного актера, сыгравшего Вагонного в фильме Чародеи

мозаику на стенах через дворик

благорасположенный к нам парк Тараса Шевченко, с миниатюрным пропорционально уменьшенным кукарекающим петухом и прирученными наглыми воробьями, шокировавшими тетю, у которой они смело выхватили блинчик из рук

вельветовое дерево с волшебным местом на коре, похожим на сердечко и размером с две ладони (такое же символично-знаковое, как и трехсотлетняя ива, я думаю)

дерево во двориках, невозможной вздыхающе-надыхающей столетней высоты со скамеечкой для вдумчивых влюбленных

дворик, в котором я отчетливо ощутила киношность еще прошлым летом, благодаря Шафу-проводнику - в нем высокая огромная кирпичная стена с балкончиками, висящими как скворечники, на углу - башенка выстроенная из кирпича посветлей, наверное, дополнившем кусочек, пострадавший от бомбежки - и из-за этого у нее появился дополнительный уголок-кусочек.. эта кирпичная стена, распластавшаяся как громадное "измененное небо" в воспоминаниях годичной давности отчетливо была бордового насыщенного цвета, на стены взмывали шуршашие крыльями стаи голубей и лестница ведущая вниз в кафешку, по дороге окружала этим бордовым кирпичем со всех сторон, создавая атмосферу еще одного молчаливого французского кино. Но сейчас совершенно естественно видно, что стена очень даже желтая, и бордовой ей никак не быть, кафешка значительно поубавилась в размерах, а дорога к этому месту оказалась прямее не бывает, в полной противоположноти к сложным блужданиям в памяти. К тому же, это какое-то известное "тусовочное" место, и возле стены сидит множество пестрых птичек-людей - никогда о нем не слышала и очень интересно, как принято его обзывать..

рядом с этой стеной - огражденный решеткой квадрат пространства с бетонной крышей. Внутрь падает тусклый едва-фонарный свет, тенисто освещающий стояющую посередине газовую плиту, поставленный в дальний правый угол платяной шкаф, а так же сидящую рядом с парой ступенек, поднявшую голову и нежащуюся в рельефном теневом свете черно-белую кошку. Мордочку свою она держит высоко поднятой и зажмуренной, изредка отвлекаясь и рассеянно оглядываясь, но вновь неизменно возвращаясь к зажмурившейся позе. За ее спиной - приоткрытая дверь, иллюзорно входная, но, к сожалению, ведущая в построенную из камня небольшую кладовку-пристройку, так что войти Туда можно только через двери где-то далеко и глубоко с другой стороны улицы. Газовая плита, шкаф, ступеньки, кошка, приоткрытая дверь, резная тень, взгляд из-за решетки. не хочется расставаться с композицией..

еще дверь-в-стене и с легкодергаемой ручкой в паре шагов от метро, ведущая в узкую щель между домами, через которую видно небо, поднятый вверх плющ и смешной высотный кондиционер :) настоящая щель-между-домамирами.

я хочу познакомиться с диджеем, который чувствует однажды как здорово микшируются между собой слова в Городе, музыка звучащая на фоне и просто слова из множества разных чудесных песен, появляющихся вдруг. Как вдруг на Яна Тирсена ложатся строчки Аквариума. Как у ритма "Птицы" появляются спутники - слова щебечущих бальзаковских дам, в которых слышны собственные еще непридуманные слова и имена.

еще мы были на концерте .душной музыки. она резала воздух, слух и физическое сердце сборищем убивающих скрипок, виолончели, контрабаса и к тому же вибрафона, цимбал и Колоколов - по вкусу.
мы прибыли туда с надеждой и радостью - а услышали до смешного трагичную скрипичную музыку каких-то оччень замороченных молодых композиторов (в перерыве на свежем воздухе на балконе мы ооочень весело смеялись вспоминая, правда%)))
музыка жутко правдоподобно показывала звук дизельного поезда, пытающегося затормозить на морозном воздухе, в поезде в это время закипает свистящий чайник, а через некоторое время наступает утро и кто-то решает безотлагательно пилить сваи.
очень мощно звучал скрипичный пин-понг, иллюстрирующий кажется, напряженную историю из жизни несчастного Фореста Гампа
на большего моей фантазии не хватило, чтобы представить эти чудовищные звуки%)

у хармса есть сценка - "представление отменяется. всех тошнит" когда мы слушали завывание хора скрипок, нескольким девушкам в зале очевидно поплохело, и тошнило по-настоящему, от приема музыки, вызывающего абсолютно физиологическую реакцию

так мы раскрыли художественный метод Хармса - его сценки сохраняют всю форму, но он аккуратно вынимает из них фишку. и прикол в том, чтобы все читатели как-нибудь, запомнив сценку, смогли разгадать и найти эту самую фишку. это гениальная задачка, и спасибо хармсу за метод его ребусов. :)

а еще понятно - скрипичной музыкой можно по-настоящему убить - ее высокий звук очень чутко воспринимается по-любому, особенно если с непривычки:) у меня помимо воли жутко разболелось сердце, хоть прислушивалась я совсем не до сердца ((%

замечательная музыка также все-таки была нами услышана и восторженно воспринята, я слышала ее, глядя на напоминающие описанные Бродским в его Венеции окна соседнего дома, и на тонкий профиль, похожей на Амели, слушательницы с закрытыми глазами. скрипки напоминали море, океан, и дождь в чистом поле. здоровски, вообщем, получилось. :) жаль, что некоторые кусочки я не смогу прокрутить в памяти еще раз.

потом этническая музыка с ворохом разнообразных инструментов снова мучала нас аккомпонементом завывающих отчаявшихся скрипок; но девушка-барабанщица безумно обрадовала барабанным ритмом, которым она так здорово прозвучала насквозь.
вообщем, великая сила искусства смешалась в жилках скомканного разноцветного пластилина настроений%)

еще в Парке Тараса Шевченко видела чудо - на фоне тараса шевченка, зеленого и без выразительных глаз похожего на Акакия Акакиевича с шинелью, ВИСИТ В ВОЗДУХЕ кусок крыши, без всякой поддержки домом снизу. Ну, натурально просто висит, как в 3дмирах, на свободной высоте, и дырка между крышей и домом - красивый такой просвет темно-синего неба, и ни одного стыка от неба к дому. Завороженно долго смотрела, а потом, сидя на тротуаре рядом с памятником, пролистывая Опасное Лето Янссон, записывала "простые слова странные связи" случайных прохожих:

девушка рассказывает парню, с таким молодежно-обиженным акцентом и редкой отчетливостью изложения, которая бывает когда описывают то, что чувствуют:
"я не изменила ему в моральном плане. Он все так же хорошо учится, увлекается спортом"..

две девушки быстрыми шажками переходят, одна улыбается, готовая смеяться, а вторая быстро взахлеб восклицает:
"я не могу! не могу выкинуть те книжки, которые стояли у него дома! - здесь говорит скороговоркой длинной эпопеи в кратком изложении. - Вернее которые я видела у него и потом купила... я не могу!"

зпт
потому что не все истории только об этом месте рассказаны и сложены из разноцветных камешков в однажды вспышкой привидевшийся узор, не все начались и не все закончились
я не совсем понимаю как обо всем этом рассказать и знаю, что пока не расскажу, всего этого не будет,
но
ух! :)
navashdenie: (Default)
а у нас здесь такая смешная птичка
маленький голубь-подросток, еще не совсем оперившийся, полуголый, внимательный, с выразительными глазами, и в забавности своей и нелепости удивительно родственный :)
пищит в монитор, пытается его клевать, смотрит, наклонив голову, внимательно и мудро
чистит крылья!

видели самую ласковую Кошку. с глазами цвета зеленого яблока. она прибежала навстречу и подарила нам многомногомного, просто невероятно, счастья нежности доброты и ласки. сказочное трехцветное - серый с рыжим и белым - создание. мы ответили ей полкиллограммом мелкой рыбы. мироздание любит!% ) кошка - Мир, или Миррра, ага % ))

через месяц мне праздновать получение паспорта, первый самый технический и официальный праздник переступания через реально-возможный порог*))

снился сон задом наперед. с конца в начало по всем событиям. реально %)) 
а еще я была в числе дизайнеров адамового яблока, пыталась установить ему физические параметры, чтобы оно падало и задавала с подсказкой зеленый блик на листьях
даже стихи ахматовой снились - что-то про серебро под щекой (как физическое колкое чувство румянца), тревожное-любовное :)
и да - ребята геологи, с которыми мы махнулись координатами, привет вам! %:)) вы снились так здорово, в трех фрактальных снах.. )))

чувствую, приеду в киев, обзаведусь мечтаемой духовкой и стану печь пироги тортики*)))) будем прямо перед чаем готовить торт, говорить, а когда он приготовиться его есть % )) вдохновилась однако. так вкусно!*)
буду загодя искать кулинарные рецепты :))

привет привет ))) я еще в николаеве, _топлю_ по вечерам печку, вытюкиваю сорняки и выпасаю коз на зеленой трафке. по вечерам на небе вижу фиолетово лазурную полосатую фенечку заката.
еще давнооо обируэты говорили в каких-то своих беседах - "Он значительно поглупел, когда оказался в деревне". с такой обоюдной ленивой поддевкой *) я совершенно серьезно, похоже, просветлилась до беззвучия в голове, просто буддизм какой-то )) керуак еще, пролистываемовый вечером, довершает впечатление за океаном. склееная карта состояний, состоящая из одного белого пятна%))

подскажите, вдруг, о чем подумать?((:

привет-привет!
navashdenie: (Default)
завтра вечером я сквозь ночь придуманного поездного сна, буду на месяц в пустынных ветренных, гриппово-весенних Николаевских степях, без всякой связи с ноосферой, кроме телефонной, электроннокнижной и разноцветнонитянофенечковой.
Там совсем другое, там совсеееем другое - самая отчаянная проверка на способность вызывать себя на творческий разговор.
Пожелайте мне удачи; а я буду вас помнить.

сегодня ночью за окном явственно пахло ЛЕТОМ. тем самым смешным летом с разными, слетающимися мотыльками к желтому подоконнику, словами, и пантомимическими движениями дальше.

я имею запазушную идею, гениальный концепт, эпическое полотно на два метра в высоту, чтобы как-нибудь безумно-творчески ее подарить, называется всего-то - "квантовая вишня", но вдруг?..

с гостьей-Дусей играли в нарды, и я читала вслух из прекраснойпрекрасной оранжевой Энциклопедии Мифов при свече все те самые моменты про чудеса, которые были произнесены во время партий в нарды.

- А что мне еще можно? Что нельзя жить нормальной жизнью и иметь дело с нормальными людьми, это я уже понял. А с кем мне, в таком случае, можно иметь дело?

- Со всеми остальными. С мужчинами, которые не стремятся к первенству, с женщинами, которые не озабочены поисками любви. С ангелами и с чудовищами, с монстрами и святыми – хотя, на первый взгляд, они, возможно, ничем не отличаются от прочих… Околачивайся поближе к людям, которым чуждо хоть что-нибудь человеческое. К тем, кто действительно имеет значение, и к тем, кто не имеет значения вовсе. Научись узнавать их в толпе, наловчись подбирать к ним ключи, поищи в своем сердце сокровища, которыми их можно соблазнить. Это непросто, но дело того стоит. Именно они бросают кости в твоей игре – даже в тех случаях, когда ты уверен, что событиями движет твоя собственная рука…

нотабене, в этом же фишка

вслух это читать невозможно, и здорово представить, что кому-то это все-таки удается - текст живой, но картинка такая в нем появляется насквозь, как ситуеты в очертаниях ветвей деревьев - акцент на настоящесть видения, которое, при любых обстоятельствах, можно для верности и потрогать наощупь

тихая-тихая ночь. смешно. ничья в нарды. долго смотреть в окно и вспоминать детство, которое не словами, а кусочками миров. свеча и горячий воск. иногда я думаю, что ничего не понимаю, а иногда, что хотя бы половинку всего. хотя бы дочку Идеи.часто я - белый лист для эскизов, из которого складывают оригами, но ничего не рисуют. голодна на события и мыслеидеи, так голодна, а питаюсь одним горячим шоколадом.. :)

еще день, и я здесь текстом совсем потеряюсь,эх%))

navashdenie: (в чемоданах)
эти два дня как фильмы! - чуудесаатые, по-детски счастливые, смешно-уютные :)) случайности, совпадения, сны - да ведь такими витражами можно разрисовать любое окно, это самый классический узор, вроде кельтского, только не имеет определенного названия :)

а еще я вот второй раз с восхищением смотрела фильм "Автостопом по галактике", с таким же чувством, какое было от максофраевских книжек, дообрым добрым, как после беседы с находчиво-остроумным сказочником, таким каким должен быть наверное Кэррол в образе..))

:)) улыбок))

не снимайте с меня крылья, и не ставьте их за дверь, я все равно слон - потому что от звуков флейты теряю волю !!!


Не знаю, много ли на свете читателей, которые перелистывают рукопись в то время, как автор мирно похрапывает в той же комнате.
Джером Д.Сэлинджер
navashdenie: (в чемоданах)
такое простое и безмолвное ощущение,
зима - перевернутые снежные часы
снег - подсвеченный киношными софитами, создающими день в маленьком, затерянном в 300летнем селе, домике с печкой -
снег - звездопад, кометы на шарфе,
снег храпит под ногами; не будите снег! а впрочем он и не проснется - просто вы уже стали его сном
снегу на рассвете петь заветное, а он ОТРАЖАЕТ СВЕТ - С утра шел снег, ты можешь быть кем-то еще, и это так просто!!!
снег за окном - правда, и он - прошлогодний. Кивать ему, включать свет в доме, всматриваться в соседние, разноцветно-яркие окна внимательней
я не выносила сосны.
хвоя везде - сосна научила жить меня в лесу. я _слышу_ смоляной запах. новый год закончился в нижнюю чашу часов, и никуда не делся. я забыла! вот удивление! как играть снежинками. это такая же игра, как и метаморфозы.
только в потерявших навык, как перчатки, руках, не всегда удается оставлять снежики самих по себе, не обращая в скомканный снежок

в пригоршне снега еще незаметно для глаз мерцает отблеск движущейся звезды.
вы понимаете
в этом чудо.


"в чем чудо?
в том что жила раз на свете семнадцатилетняя девочка по имени Мэри Стюарт и как-то в откябре у окошка, за которым улюлюкали пуритане, написала французское стихотворение, кончавшееся словами:
Ибо плохое и хорошее - пустыни моей души
.....в третьих в том, наконец, что когда как-то раз переводчик взглянул в окно и не знал, чему ему удивляться больше....

вот в чем чудо. в единстве и тождественности жизни этих троих и целого множества прочих (свидетелей и очевидцев трех эпох, лиц биографии, читателей) - в заправдашном октябре неизвестно какого года, который гудит, слепнет и сипнет там, за окном, под горой в.... искусстве.
Вот в чем оно."

navashdenie: (в чемоданах)
во сне я на прощание выпила чашечку потрясающе вкусного кофе, ничего от классического горького кофе в нем не было, закружилась голова от восторга .такого вкуса, и проснулась в выходной день, на который отчетливо намечено одаривание себя книгой "Чапаев и пустота" и встреча с Ксюхой у могучего богатыря-панка. В ритме вальса пролетев через ряды Петровки, заветное чудесное издание у меня в руках, и я на протяжении всего дня держу его у сердца, не отпуская, со спокойным чувством красиво свершившегося долгожданного, между тем, события. Ксюша встречает нас с пленочной минтолой и цифровым фотоаппаратом, выходит из закрытой фатой тьмы того времени, когда ее не было, и мы воспринимаем друг друга как непредсказуемых, но к каждому в тему, новогодних слонов. Я много рассказываю, со спокойным удивлением разворачиваясь в своей панорамке расставленных по родным местам чудесатостей истории, каждый кусочек проявляется с каждым словом, и в данный момент моя задача просто описывать появляющиеся на горизонте картинки, чтобы - показать. Скомкано, на странной и ненадежной фактуре все выкладывается, метафоры не кричат в полный пионерский, понижают голос, и чуть-чуть похрипывают и кашляют, как попутчик, пол слов которого заглушает стук колес, и он редко поднимает усмехающиеся глаза. Уйма хвостов историй, есть, есть что сказать! Не успевается, и не умещается во рту у обеих такое количество говорящих слов. И при этом - спокойно, мерно. Какая-нибудь кастанедовская часть восхитилась бы этим непринужденным и легковесным состоянием, но назвать его таким просто, без оговорок - категорически нельзя, непозволительно, пока оно не приобрело должного мастерства. Сейчас это больше напоминает сновидчество наяву, потому что нет сил закрыть глаза, посредственность через произносимые слова, и чувство несказуемых вдруг импульсов, похожих на подмигивание с той стороны. И тонкими настройками это определенно неверное состояние надо подтянуть до теплых и глубоких тонов. Вот - задача, во встрече этой она маячила для меня очень настойчиво. Необходимость заметки - как необходимость сделать ответный приветственный жест.

У "места силы" возле гранитного камня к нам наведался парень, "слегка пьяный", почти по Гребенщиковской песне, потому что в этом его состоянии было все здорово верно - ему нечего терять, и все всегда при нем, мудрость эдакая и стержень свой; с гитарой, которую он держал за гриф и нес за спиной, и такими родственными фенечками. он обратился к нам от имени панков и спрашивал классический вопрос о "несколько гривен" на пиво, очень ненавязчиво, даже литературно, на что мы ответили ему, что сами вот потратили драгоценный капитал на книжку Пелевина, Чапаев и Пустота. Он обрадованно повторил имя Пелевина, сказав, что он замечательный, улыбаясь как давно потерянному другу, пытаясь, повторяя имя снова, вспомнить добрые события с ним связанные - и посоветовал еще священную книгу оборотня, убедив нас своей радостью, как автор хорош. Гитару свою в процессе беседы он положил рядом, и прикоснувшись к струнам у грифа нежно, улыбающеся говорил - "Спи, милая, спи".

Прощаясь, он пожелал нам мира и передал Привет из Днепропетровска.

У камня на пейзажной аллее играл очень мелодично "человек-оркестр", как назвала его Ксюша. На ноге у него был бубен, у губ гармошка, он играл на гитаре и звучно пел. Невероятная Музыка, именно Музыка окрасила, как заливкой, все рядом, я, раскачивающаяся на цепочке, спиной к виду на поскотинку, вижу Исторический снова, зачарованная, немая и непонимающая счастья. Всплывает тепло воспоминаний у камня - киевская белую ночь за разговорами о гребенщикове, в полной окрущающей тишине и еле видимом свете: лунное затмение и мелодии детской нашей студии, поочередно с Аукцыоновским "Я все вру", из наушников и маахонького айпода.

Мы пришли в госте к Ксюше, которая помимо того, еще и Хранительница этого места - сидя на диване, с раскрытой книгой и уютным чувством сквозь меня, отзываюсь ей в другую комнату, что она - тот самый человек, который может подать руку, если эти холмы вдруг начнут сыпаться под ногами. Ксюша мечтает научится рисовать, играть на гитаре, фотографировать и творить вообще - все мечты растут на ее руках, как чудо-деревья. Она показывает мне чудесный рисунок себя - девочки, с прекрасными, всего четырьмя штрихами нарисованными чертами лица, но очень выразительными, в руках у нее шар, а позади - солнце. Надо бы сделать ее из карандашно черно-белой - солнечной - говорит Ксюша - чтобы было видно, что шар в ее руках - это солнце насквозь.
Увидев, как я принюхиваюсь к страницам новой книги, она рассказывает про впечатление детства, и дает в руки книгу, которая пахнет тем временем, и сама потому является безотказным нуль-транспортировщиком в любимое тогда.
- У меня была идея нашить много-много-много маленьких черных бархатных мешочков, а потом, когда ты где-нибудь находишься, в знаковом месте, ложить в этот мешочек на память что-нибудь ключевое, в лесу - шишек каких-нибудь, трав, или угля...
У Пелевина попадается рисующий абзац, я зачитываю его, а Ксюша говорит, что он из тех, что можно слушать вечно. Я поднимаю пальцы над абзацом, как если бы это была лучина, и голосом глядящего в жаркий костер бормочу про такие вот пастернаковские, и вообще тексты, которые греют, и горстка слов оживает четырехмертым чудом сотворенного и живого мира. Человека понимают! - воскликнула бы очень ко времени Дэзи.
На кухне в раме картина-портрет Осени. Первый ее сейчас портрет.
Берем с собой гитару, и выходим из подъезда на узкую любимую улицу, уже освещенную желтыми фонарями, искать место, где можно тихо побренчать.
По дороге, рассеянно перебирая определение нас как единства (а мы вправду очень похожи, хотя я до этого просто ни разу не думала думать об этом и верить), останавливаемся на варианте флейты и гитары. Ксюша как гитара - тут же себя оправдывает. Гитара, которая бывает совершенно по-разному настроенная. Она умеет звучать шестью струнами в разном ключе, с бесконечным количеством разнообразных вариаций - по одной композиции на день, с, все-таки, выдержанным тембром. Кажется, Ксюша умеет по-настоящему завидовать нашему знанию, что она - это она, потому что она всегда разная. Очень, очень. Так естественно и понятно.
По всем этим дорогам, с дорогими и родными людьми и их встреченными светящимися глазами вокруг, рассказываем о Москве, Питере, музыке, людях, автостопе, книгах и рисуем, рисуем словами.
А потому играем Пачку сигарет за спиной у панка-богатыря, на металлических струнах, тихими голосами, проговорив слова главного, первого куплета хором.
Я не умею прощаться, просто перехожу на другой абзац, улыбнувшись с благодарностью.

и вот теперь я, договорившись с буйной мыслью, что если не запишу сегодняшний просто исполненный особенным колоритом день сейчас, назавтра он исчезнет, как засвеченая во сне пленка - я готовлюсь к завтрему, абсолютно непривычному и противоречивому, сложному; там мне надо встать в шесть утра, и отправиться на работу на целый день, в офис, снимать тезку-Дашу, путешествующию множеством дублей среди тамошних комнат. будь легче перышка, целостна и сильна! немного все-таки странновато настроение. пожелайте мне, пожалуйста, удачи? и само ваше присутствие  - моя удача. говорить словами и чувствовать тонко - все же разняться с движением, людьми и восклицаниями, имеющие право действия на ход вещей. последнее интересно, но больно-тернисто. хорошо, что можно оставаться внутренне с текстом и этой личной атмосферой от счастья к счастью колеблющегося. пожелайте мне удачи. эти 90 дней я верю в вас, и вы мне дороги, как никогда.
navashdenie: (в чемоданах)
а вторая чётка в том, что научившись утром ловко управляться с аккордами и наконец играть мелодию - как-то вдруг, взяв в руки с неперпеливой улыбкой, и сумев, - а потом озорно посмотрев через плечо отпущенной гитаре, выйти из дома с фотоаппаратом в руках и традиционным ветром амели в ушах - гулять по андреевскому наблюдая, разумеется, прекрасного человека. Что я точно могу записать в свою деятельность - это искренняя неисчерпаемая восхищенность людьми-персонажами, они есть, они говорят, они видят - и что мне желать еще? Ах, позвольте обойтись пока без понимания всех слов и контекстов, можно я попробую пристально вглядываться в мир, который чистый, засвеченный и здесь, сейчас, без тяжелых барж туда-обратно по произносимому. А вдруг что-нибудь, да преобразится? Скорее, это все-таки утверждение.
Саша (я не умею называть по именам, они часто вообще ничего не говорят, но без такого якоря трудно рассказывать словами) описывает моменты пограничного настоящего ловко, узнать по его приметам чудесного знакомца - проще простого, предлагает описание событий в двух вариантах - литературном и киношном, говорит о потрясающих жизненных сюжетах, в профессиональном пересказе звучащих забавно и странновато-реально, и сам он - очень "социальный", я всегда представляла себе такое состояние жизни с приподнятой бровью, и удивляюсь. Да-да; именно Сашина фраза - "чем будем удивлять", ненавязчивая, невзначай, но обязательно обращающая на себя внимание - есть в этом опытная практика нлп. Слова всегда в форме - я смотрю на них, как в галерее, перелетая от одного к другому. В каждой картинке встроено зеркальце, и я вижу часть себя. Память удерживает состояние натянутой звучащей ровно струны, конкретные рассказы непременно есть и необходимы для со-бытия, но не несут особого значения.
Поднимаемся по Андреевскому, где совсем немного людей, и родная брусчатка под ногами, как ковер - остановившись возле памятника булгакову, удивляюсь рассказу о детском желании погрузится в атмосферу пионерии, прищурившись и внимательно кивая, пытаясь слеить видимые картинки и недоумевая, но не могу не верить словам, они - все, что есть! теперь я понимаю, как это можно воскликнуть - а слова звучные и рисующие.
В галерее Булгакова - единственном неизвестном живом месте Андреевского, видим того самого кота, о котором я только начала рассказывать - он лежит на веранде, устрашающе-умилительно толстый, и пока мы фотографируем его, из-за двери появляется очаровательная девчушка в белом платье, движущаяся ловко и танцующе, у нее большие темные глаза - она гладит кота, бормочет что-то улыбчивое, и исчезает в доме - кажется, такой я представляю себе юную Золотинку.
(спасибо саше, что он успел все же немного ее запечатлеть)
Кота засчитываем как первое чудо. Дальше, в следующем дворике, поросшем виноградом и утопающем в зелени листвы, на зеленой скамеечке, выглядывая украинским трезубцем, лежит удостоверение инженера из университета Тараса Шевченко - сразу вспоминается Секацкий с подвесками, и вообще, стоит на мгновение остановится и поднять взгляд - тут же вспоминается. Смотрю кино - не знаю, как сказать, и очень, очень догадываюсь, что обрывки света, который я вижу, значимы и потенциально художественны.

поднявшись к историческому музею, хочется расправить руки и менять внутренние улыбки как в калейдоскопе, оставаясь моной-лизой, слушающей вроде бы как и прежде. Слева играют на гитаре и горланят песни фактурным голосом, у гранитного камня - там символичное место, в этих обстоятельствах оно называется - "место силы", - я вижу играющего на флейте, и вот в этом моменте все становится окончательно .так. Я дома! Я где-то рядом с блуждающей улыбкой. За спиной солнце, панорама прекрасна - хочется все оправдать, но "не, ну это же просто.." обрываются и остаются с растрепанной бахромой

..- И почему проходящие мимо девушки произносят через несколько слов после "счастье" "история архитектуры"? - жалостливо и недотепливо бормочу я, улыбаясь на прощанье месту.

вниз по андреевскому - спуск, залитый белым, тепло-молочным солнцем, запах можжевельника и медленно путающиеся мысли, как на пластинке, которой не хватает скорости, чтобы отчетливо звучать. Медленно и верно события склубочиваются, им остается благодарно кивнуть и попрощатся, поставив закрывающую скобку - этот знак к этой истории говорит о конце
)
navashdenie: (в чемоданах)
Теория моя, по счастию, оригинальнее прочих. Она гласит, что людям не следует сближаться в мелочах, если они хотят отстаться близкими по большому счету.
~
Текст - наша общая плоть; порой мне кажется, что ткань человеческого бытия соткана из той же материи, что и книги: из слов. (Вначале было Слово, не так ли? И еще вопрос, воспоследовало ли за ним Дело, или было решено, что сойдет и так..)
~
Признаюсь ,что ожидаю от вас куда больше, чем один человек может дать другому. Поэтому себе я сказала, что просто должна бежать вслед, как Алиса за Белым Кроликом: авось попадется на нашем общем пути некая диковинная бездонная нора, а там уж, как водится, по обстоятельствам.

Все мы стали людьми лишь в той мере, в какой любили людей и имели случай любить. Любить самоотверженно и беззаветно, с силой, равной квадрату дистанции, - дело наших сердец, пока мы дети.


прикрыв глаза, чутко прислушиваюсь к шуршащему бисеру верных слов. они повсюду льются солнечными лучами,  расстворяются в атмосфере-воде как августовские светлячки, звучат как из сна - ("мои сны насыщенны диалогами, но я не знаю, есть ли там вообще какие-то звуки"), вслух, музыкой, произносится загаданное давно - люди, которые проявляют ломографичные снимки, рассказывая о увиденной в них композиции. Привет Эмиссару (спасибо кастанеде за насущное слово), привет чуду из чудес - слышать такое. Я была Алисой Лиддел, Дэзи, я была пригорошней событий - хороших и разных, я была сновидцем и прирученным. "Казалось мне, что прошло очень много дней, и я только бессвязно помнил, потеряв повсюду точки отсчета".

И самое главное - я говорила с душой, и говорила от души, того по-детски могущественного, восторженно-любопытного, существующего безоглядно внутреннего духа, тянущегося к гармонии, естественно исключающего всяческую гравитацию и совершенно не смыслящего ничего в жизненно-социальной драматургии. Эта-то единственная душа ведет диалог и проживает его с другими душами, она пытается увлечь радостной игрой неконкретного счастья и услышать того "ребенка образа", заговорить с Глубиной - и напрочь забытые и несуществующие в здесь факты биографии, смутные истории, рисующие именно такое внешнее имя. Какое это может иметь значение, когда может быть .так? И никакой конкретной меня. Я - пятилетняя, живущая, как кошка, в вечном теплом пледе. "Меня нет в принципе вообще никак", и за эту социальную Я я меньше всего могу ручаться.

благодарна

и разноцветное пастельное кружево аквариумовских строк, все, все, я не могу поймать из этой синей-малиновоалой птицы только одно перо. она - вся, дословно, достоверно - та самая, сопровождающая на верном пути Домой (или просто - с собой, ага-ага)

Profile

navashdenie: (Default)
navashdenie

July 2011

S M T W T F S
     12
3 456789
1011121314 1516
17181920212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 11:52 am
Powered by Dreamwidth Studios