navashdenie: (Default)
завтра все будет иначе, я знаю. я проснусь, помчусь в другой конец города на Холмы - видеть счастливо дорогую изменившуюся после ПХ (да и вообще после всего, наверное, столького!) Дусю, буду чувствовать себя настоящей и живой, делать дурацкие простые вещи, принимать сиюминутные решения, вообщем, быть человеком достаточно крупного масштаба, если принимать во внимание игру смыслов, когда крупный масштаб значит максимальное приближение и ту самую бытовую "мелочность".
а сейчас у меня в голове полный разброд, столько всякой чуждой ерунды, и впрямь, плохому я учусь, а знакомое хорошее не могу воспринимать в такую свою одиночку всерьез и пристально. я очень смешная; я все понимаю, почему, что делаю, насколько это неверно, но рефлексии мало помогают решить естественный, почти независимый от меня ход вещей. так было всегда; только события обычно деяться не со мной, а где-то вовне, но сейчас - я грущу, и знаю, что не имею на это права, но все равно хочется грустить и ничегошеньки не делать. было бы это чувство - беспричинным счастьем, тогда еще ладно, а с этой опустошительностью надо что то делать. снова не верю в себя, не знаю, что мне делать, зачем мне, оставшись одной, быть, и что я могу сотворить в таком одиночестве. созерцать? что?! да да, мне очень нужны книги и фильмы. но я не знаю, как их найти, а из-за случайной, разброд в голове поддерживается, случайные фразы в дурацких текстах не становяться на свои места просто от своего ясного осознания в этот момент. хочется делать, выдумывать, верить во что угодно. я скоро наверняка исполню эти желания, куда деться; но столько уже видела такого за эти дни, что знаю так же, как.. как в песне бг - "я где-то читал, о людях"... как можно жить и не выдумывая ничего, оставшись в траве и земле - мертвым?! опустить свое восприятие до такого низкого уровня, что все нравственные принципы оттуда не слышны - кастанееееда, ты, похоже, написан все же, специально для меня, тем более, что я как будто сознательно, никак не могу прочесть твою середину до конца.
ехала в метро, после того, как осознала, что моя давняя школьная подруга - когда одевает мои очки выглядит совершенно как мое зеркальное отражение, что мы с ней познакомились первыми, когда я была перед собеседованием в первый класс, что мы с ней ужасно похожи и не похожи во всем, но главное - зеркало, я видела своими глазами, насколько обманчива эта внешняя форма, почему-то именно иллюзорность мне была важней всего, что никто из нас не есть тем, кого они могут увидеть, что с такой легкостью можно поменяться внешностью, но увидеть настолько разные внутренние невозможно; да и не думается, настолько глубоко спрятан этот вопрос.
и вот я ехала дальше, зачарованно попрощавшись, и остановилась на платформе рядом с человеком, который - издалека я чудом догадалась, что это была именно та, а не какая-нибудь другая книга в черной мягкой обложке - читал "Искусство сновидения", и ужасно хотела прочесть Кастанеду, уткнулась читать через плечо, мы стали читать вместе, но как раз в этот момент там говорилось о неорганических существах - самом дурацком, загадочном и маловероятном, как мне кажется. Но теперь я сижу здесь в таком смятении и думаю, ах, а вдруг это я по своей потрясающей разболтанной чувствительности ухватилась за какого-то левого и ненужного союзника, он передает мне посылы своих настроений и глюков, а я ловлю, как ни в чем не бывало, и рада бы уже отвязаться, но слишком велика инерция. Сама идея - суметь ухватиться, поймать тончайшую камертонную связь с какой-то далекой силой, потрясающа и сильна - и именно этого не хватает - где связь, какой азбукой мне посылают шифр, где виден восторг и чудеса мира? Человек, мне нужен человек.. А после человека, он может сказать ведь всего пару фраз, мне нужна я сама, которая хочет все на свете, объять необъятное, полюбить все прекрасное на свете и ловить на лету стаи человекоптиц с сияющими глазами, облететь с ними за беседу пару кругов по миру, и стать такой же, никогда не впадая в уныние, начав с того, чтобы, проснувшись по утрам, весело делать себе кофечай, готовить и восхищаться утренней свежестью мыслей - оооо, до чего же это трудный шаг, но нужно уже выходить из "Братства Тоскующих Ночных Маргиналов", и хотя бы мантры песен БГ и Никитиных петь по утрам, очищая чакры.
navashdenie: (Default)
совершенно непонятно, что происходит! ааа, сбитый ритм, радость-печаль, бессилие-одухотворенность, неразрешимая сложность и полетная легкость, полный состав компании настроений и их дуалов )) что же делать. складываю коллажи из настроений и проверяю на чистоту свою душу, уговариваю и настраиваю ее всячески, чтобы она звучала глубоко и резонансно, изучаю, как ей легче быть - в задорном "забойном" ритме с дурацкими мыслями в голове, или в томно-печально-медленно-многословном, с мыслями не менее дурацкими, но беспросветно запутанными и запутанностью своей радые.. ни одна крайность и жанр не держаться долго (во всяком случае, в настроении - вот еще драматургию ломать как хочется на ходу, переключаясь с волны на волну, но это было бы уж совсем чересчур); безграничность возможностей ограничивается только временем, контекстом и утомленной физической оболочкой. )) хотя из-за того, что очень легко упасть в самую пропасть, а потом потратить полдня на то, чтобы взлететь на икаровых крыльях к самому солнцу - как-то не так жизнерадостна эта безграничность. расшатанный маятник, неопределенность происходящего, возможности, которые легко становятся и неозможностями, и неосуществимостями...  нелепо, смешно, безрассудно, безумно. ) я не верю в себя, абсолютно совершенно, и поэтому верю во все что угодно, что может стать мной.
со всем этим, наверное, можно сделать много чудесного. но что же, когда все течет как вода сквозь пальцы - только ощущение присутствия, едва донесешь куда!...
ох, какая настройка себя, ух как все летает. узнаю фрагментами, теряю центральные мозаичные кусочки в уже собранном.
слушаю много разной музыки, меняюсь в каждой новой тональности. играла на калюке и флейте поочередно, чувствовала огромную разницу. смотрела на людей, от которых то совсем печаль, так что в голове мир вверх дном, то радость и спокойствие - потому что внезапно понятно, что мир вверх дном, действительно, только в самой голове. а если в голове настроить все, как хочется - дочегоже я всех люблю, открыто и восторженно, - то и люди больше никогда не станут вызывать этого "стрема" и "измены", во всяком случае, легче будет переключаться и думать фельетонами. )))
я самый счастливый в душе человек, и самый несчастный при этом отчего-то. сны-сны-сны, "нас просто нет и в принципе не было видимо вообще никогда", невыносимая легкость бытия, неопределенность своей силы. я не так хорош, как выдуман, думаю я постоянно. но, все-таки все это очень важно! все это прекрасно и правильно : ) играть бы музыку, и придумать, наконец, себе дело жизни. вот до чего мне странно от мысли, что я могу плотно заняться 3д - я не дизайнер, не художник, но я все умею в теории; знаю много прикладных штук в разных областях, но у меня не получается с ними Работать - потому что, видимо, собирала знания об этом только для того, чтобы научиться новому Восприятию и взгляду на мир. ну, и что теперь с этим делать? )) эх, внутренний голос, соберись случайно из буков и случайностей! %)
navashdenie: (Default)
как приятно осознавать, насколько в мире неоднозначен взгляд на любые события
как тяжко с этим ужится
так же тяжко, как вместо того, чтобы радостно разглядывать пестрые картинки - мучатся с двоичным кодом, который все никак не сложится - в тот самый текст, картинку, состояния
ничего страшного ведь, в сущности, если ты программист, это вовсе не страшный сон, напротив - достижение - натренированный теориями взгляд, данный в ощущение; ничего такого, но когда начинаешь смотреть на то, как твое действие здесь и сейчас, каждая фраза и жест, начинают раскладыватся на алгоритмы и формулы, и голос выводит на передний план слова, явно настроенные не по тому эквалайзеру значимости, чувствуешь - опаньки, этот расклад слишком сложный для меня. Пора перезагрузить реальность. Шрифтналезаетзначитночь. Взгляд со стороны не ложится в тонику, когда хочется услышать подтверждения - а, вот оно, я тебя узнал в этих словах! - услышать спокойствия, картинка наоборот идет полосами случайных задумчивых взглядов и выедает кадры, в которых, может быть, был тот самый дружелюбный намек-подмигивание. Сдвиг чувствуется ощутимо, но непонятно, кого оправдывать, а кого винить в том, что он выходит именно таким - ведь, с одной стороны, глубина взгляда!; который больше чем улыбается - он молча улыбается чему-то такому, что существует сейчас только потенциально, но насущно требуется и здесь и сейчас, и мне нужно поймать в себе и вокруг возможность сделаться сильней,с другой стороны - сколько можно, дурында, индульгировать на чувстве собственной важности - попустись, твоя чувствительность концентрируется не на том, что происходит интересного, а исключительно на том, как это интересное относится к тебе, с третей стороны - а вдруг просто мир вокруг ну не настолько абсолютно совершенен, что можно попуститься просто от того, что большинтсво настроений - обуславливается не силой, а слабостью мира, и объективные причины - повод для юмора, да и вообщем-то все - смешно? Лучше всего, конечно, принять из каждой возможность понемногу полезного - из первого начать делать все еще круче, чем возможно, ободренный немой уверенностью, из второго сделать вывод, что мне пора выключать ЧСВ и глобально "терять человеческую форму" (все таки кастанеда очень правильное и нужное состояние в этом рассказывает), из третьего - быть настолько подготовленно-легкой, чтобы, когда чувствуешь тяжесть, не падать, а наоборот, взлетать на своем юморе и смешливом отношении, чтобы всем было хорошо и каждому в тему.
Как же красиво было бы, а!
только все что я делаю - это странно, мутно говорю с добрыми друзьями, или с людьми, которых привыкла больше красиво и как-то феерически актуально снить, а не видеть и говорить с ними наяву, - конечно, мне бы хотелось научится говорить с ними на уровне моря, когда остановишься - а под ногами в кристально ясной воде плавают рыбки и видно дно, все как во сне, но получается баламутить воду в речке, топтаться на илистом дне, делится редкими находками мертвых расколотых мидий, переливающихся перламутром. Такая вот радость, но кто знает, может, пока я тягостно вздыхаю и думаю всякую ерунду, слова и взгляды несут в себе дзенскую глубину, питают необходимым корни, неизбежно учат чему-то еще неосознаваемо прекрасному..Ведь все равно, никуда от этого не деться, и так исторически сложилось, что в этом кругу сансары - есть вот такая нелепая я, которая только и умеет, что импровизировать словами, как другие - клавишами пианино, и несмотря на то, что ей это необходимо и питает силой, вечно перекрывает сомнениями и тоской этот источник, я, которая думает только тогда, когда начинает говорить, и все время сомневается в том, что говорит, и зачем говорит это, а не что-то другое, и готова в конце концов вообще не говорить ничего, хотя говорить - необходимость силы, тот же жизненный родник, и наконец, я, которая чудовищно верит в то, что ее окружают прекрасные люди, с которыми, если бы я была другой - хотя бы той, которая сейчас неизбежно проявится из текста, - смогла бы намного легче говорить, но я так же чудовищно верю в то, что людей, действительно прекрасных, чтобы стоило так сильно переменять тональность камертона, рядом со мной все-таки не бывало - разве что, если развить мой талант хорошо их придумать..
я не знаю, как вывязать это все в спокойный и не срывающийся в неуверенность узор,
я не знаю, во что мне верить,
но очень счастлива, что у меня есть полная свобода. Несвободна я только в том, что должна придумать себе веру, которая исключает эту неуверенность в том, что действительно несет какой-то заряд исконной силы, но я все равно не знаю, в кого, во что, как мне верить? наверное, это называется - верить в себя. да, именно так. но ведь именно с этого все и началось - я совсем не верю в себя.
и в кого мне тогда верить, чтобы поверить в себя?
navashdenie: (Default)
чтобы мы говорили на одном языке, нам непременно нужно закрыть глаза и при этом чутко видеть и слышать, что творится рядом наяву, давний софизм на самом деле оказывается прямым руководством к действию - когда начинаешь играть в эту игру, правила постепенно оправдывают себя. За закрытыми глазами - компилирование сновидений, сном образов, сноп снов, плодородная почва слов. Открываешь глаза - и сразу же щуришься от ослепительного солнца и прямыми, солнечными, лучами, сплетаешь выдумку с явью. память )

ёмко - найденная Гликерия, черника, стихии огня воды флейты в видео, масочки рук, великие открытия и великие закрытия, щемящие хвост, хвост ослика иа потерялся и нашелся:) тонкая драматургическая взаимосвязь запахов. слишком лето. а попутчик в городских играх-чудачествах так и не вернулся и не нашелся! учусь чувствовать город одна. поет песни. опускает в атмосферы, как в химическом опыте - окрашиваюсь соответственно, даже становлюсь фиолетовой в крапинку. чувство юмора - самое комфортабельное плавсредство. пелевин совсем заморочил фракталами автор-читатель, небо-пылинка, государь-дума, показал бы мне кто наглядно практическое применение?! ладно, я поток. если во мне есть такое чуднОе сооружение, как плотина языка для потока слов, и плотина как-то держится, хотя изначальная река из своего истока затопила внутри уже все участки суши - ладно, я верю. я бабочка. я поток. я движусь совершенно из точки нулевых координат. и верю себе, только когда молчу. так люблю слова, и  потеряла о них опору, так и не найдя замены! "верните все как было!!" было-небыло. небудет - еще интереснее и страньше
navashdenie: (Ветер)
сквозь кончики пальцев бьется сердце.
тут гессе напомнил бы мне про степного волка в нутре, первозданную и странную силу
дни перемежаются - если вчера я очень чутко реагировала на чудеса внешнего мира, то сегодня - пространства внутренних степей развернулись и начали светопредставление с убегающим небом, ветром и отчаянно пляшущим насквозь тени солнцем
мне становится не по себе, когда я вижу, что люди, еще вчера сохранившиеся в памяти исключительно уравновешенно во всех соотношениях, сегодня видятся персонажами мультфильмов, антонимами, проводниками на борту, с доброжелательной улыбкой ведущие не в том направлении
это так же страшно, как если бы сел в автобус, и ехал бы совершенно не по пути, но чтобы выйти раньше гибельной конечной, нужно исхитрятся авантюрными способами - вылезать через окна, заговаривать водителя сказкой про тараканчиков, как Веня Дыркин, шаманить препятствия на дороге, вынуждающие открыть двери. В голове мелькает боевиком, внутри - развернутая диорама, но ведь на самом деле - просто идешь рядом и понимаешь, что даже если сбежишь сейчас с этого автобуса, корабля, направления, то куда же тебе попасть? Смутное направление такого свойства не допытаешься и у прохожих - это сродни тому, как где-нибудь у городского жителя в центре спрашивать - как мне добраться до моря? Какого цвета это ваше море? Можете ли вы его показать? В вас то оно - есть?...
не стоит бросаться через окно сразу - "зачем кидаться голым к окну - вот он твой шанс, чтобы выйти на взлет!" , выйти на взлет - поймать потоки противостоящего воздуха, ощутить единство и борьбу противоположностей, и при первом ощутимом ударе в солнечное сплетение - взлетать, опираться на эту могущественную и дармовую силу. Тем более, что и дом, где эти окна, прекрасное, в сущности, место - в нем нет сахара и не пьют чай, и вообще он таит в себе множество недостатков, но не беда - если приходишь гостем, и сахар у тебя с собой, а варить кашу умеешь даже из топора.
и знать, что нужно ловить момент чтобы - уйти, и точно знать, что ты делаешь, и что потом - действительно пойдешь дальше и найдешь новый, свой дом, а не поблуждаешь вокруг леса и невзначай, с охапкой задумчивого хвороста, вернешься обратно - мол, вы меня извините, но пока блуждал, набрал вот, и очень нужно теперь, как на проэкторе, посмотреть, как будут гореть эти мысли в вашем очаге....
я вижу себя в отражении глаз - инверсионно, от той, которая чувствует - насколько пульсирует вместе кровью живая фраза Бегущей - "А сейчас - я тороплюсь, я бегу!...", как звенит в памяти голос из "сказок старого Арбата" - где своевременное окончание гармоничным аккордом, чувствует, что это конец, мой милый друг, и если ты сейчас не догадаешься проапплодировать, то мы останемся в действии после того, как оно закончилось, в вязкой неопределенной темноте, скользкой, как бумага, где плохо отпечатываются слова. Я вижу себя в отражении глаз - инверсионно, потому что моему отражению не приписываются эти качества, я не непосредственно связана с ними, их реальность почти не вплетается в реальность меня. 
я часто, слишком часто бываю в таком смятении, как будто специально подбираю по росту, как будто это - возможность испытать внутри себя свой вкус, как экзотического фрукта, с отрезвляющей горечью и уморительной сладостью.
я становлюсь против ветра и слушаю музыку. когда музыка заканчивается, я укалываюсь о последний звон струны и засыпаю, не в силах повторить живительный мотив..
navashdenie: (лис)
человек - маракас. или музыка дождя - близкий,  шуршащий инструмент.
и ощущение - опустошенности
гула бесприютного ветра в проводах высокого напряжения
произносишь ответное слово и понимаешь, почему-то, насколько всего того, что было всегда - сейчас - _нет.
чувство, настолько же явное, как и данное в восторженное ощущение - всецельности, всеобъятности момента, мира и слов, которых настолько много, что их не уместишь и в одну букву, в один жест, в один вздох
явное и противоположное - от необычайности; как впервые осознать категорию горького во вкусе, прежде различив все оттенки сладости и соли
и, парадоксально, но при всем отчаянном внутреннем вакууме, таком противоестественном и зябком, видится умиротворенность тишины, белого шума, первоначального безмолвия,
и оцепенение возводится в эмпатию ледяной стихии.
но. вот только...
самая главная несостыковка в парадоксе.... то, что натурально сбивает с толку... это то послевкусие, явно дающее понять, что настоящих, истинных мыслей, готовых преодолеть этот природный вакуум, нет и, может быть, не было, или было ничтожно мало, чтобы чувствовать свою жизнь насыщенной
мысли не нужны, говорит стихия льда, нужно действие - это - огонь, единственное, что призовет лед к истинной жизни
мысли - это корни, говорит лед, а обвивать корнями льдистую скользкую поверхность - какому дереву и какому льду это может пойти на пользу?
радость человека, взрастившего семечку до зеленого проростка - совсем не та радость, что ждет человек, рисующий морозные узоры
для жизни ростка - нужно содействие, солнце; его рождение спонтанно, и совершенно непонятно, каким цветком или деревом оно вырастит на следующий день
а морозные узоры имеют свойство таять или замерзать еще больше, пока выдержит поверхность
или же, мне хочется верить, что это ощущение внутреннего безмолвия, рабочая штука, во всяком случае, не деструктивная
или же, я больше склонна тайно знать, что нет ничего особенно хорошего в том, что когда учишься иметь в распоряжении семь нот и мириады вариантов музыки,  тебя настойчиво переубеждают варганом, там-тамами и диджериду, прекрасными, очень действенными инструментами - но, увы, на них не сыграть пьесу для флейты с оркестром, того рукотворного воздуха, которого так требует душа
navashdenie: (Default)
 киевский весенний ветер - сумасводящее счастье, полное предчувствствий, людей, как нераспустившихся ночных фиалок, песен о Несбывшемся, духа достоевского Мечтателя, заблудившегося в белых ночах.
хочется барабанить, играть музыку, трубить на флейте, держать руки над морозом и жаром словесных языков пламени, встречаться, ради того, чтобы вместе поймать, заметить бабочку идеи и расходиться легко, как птицы, от разговора неизбежно поднявшиеся на уровень взлета, и лавирующие в уже подхваченных потоках воздуха.
щемяще-грустно, как в стихах Лорки, и с распущенными, нелепыми длинными рукавами как самоощущение - все так же, как и в прошлую весну - я не переболела этим сомнительным чувством весенней тоски и одинокости. Хочется быть с теми, кого нет; но настолько хочется, что теперь их уже, видимо, не по-настоящему "нет". Все-таки, как-то есть, если настолько близко по сердцу и реальнее, чем все другое происходящее. Резко другая плотность воздуха и ощущения мира - с непривычки кажется, что дотянуться рукой, не расправленной даже от плеча, можно до верхней полки недосягаемых, заочно любимых книг, пешком и быстро добраться до сон-травы на вершине Ай-Петри, за пару часов найти человека, которого искал несколько лет...только не говорите, что так и есть. Конечно-конечно!...
все это - совершенно моя волна, в которую я могу возвращаться сколько угодно.
и не смотря на то, что за эту зиму обстоятельства как могли, старались изменить и смысл, и жанр, и способ жизни-мысли,  и что эта весна должна петься, как минимум, в другой тональности, она все равно вьет гнездо из повторений и щебечет соловьями с теми же акцентами на вечном..
проснуться в ту же реку.. сколько же вечностей назад меня в нее положили?
navashdenie: (Ветер)
события развиваются даже чересчур динамично :)
позавчера я ночью провожала последнюю уютную ночь и зиму в этом доме, разговаривая, держа связь с Москвой, о Павиче и всяких штуках, смеясь заливисто, до трех часов ночи, а потом уснуть в шкафу-плацкартной полке, чувствуя под собой высоту.
вчера вечером собрались волшебники-друзья, которые чудесно помогали нам перетаскивать книжки и ящики, в метро мы делали оригамные чудеса, дома разгрузили весело и задорно книжки, пили чай из маленьких кофейных кружечек, звенели слаженным смехом и это было так чудесно, что потом когда я играла в нарды с хозяином дома, сознание возвращало особо приметные прекрасные кадры лиц и завершало монтаж счастливого фильма
сегодня утром я проснулась от жосткого мата хозяина, вконец запутавшегося в мыслях и желаниях, и чувствовала себя Кассандрой, поскольку разумно было предвидеть какую-нибудь подобную глупость, но все-таки не так скоро, и не в таких масштабах - хозяин решил что все-таки, нет, не хочет нарушать он свой дзен, не хочет он с нами жить, ну нас нахрен, не хочет быть чужим на этом празднике жизни, и вообще заморочился, обнародовав такими быстрыми темпами тот самый ненадежный и теперь рухнувший духовный стержень - вообщем, мы врубили в драматургию чувака, окунулись в стылые глубины психологии, оставив объективные обстоятельства как верхушку айсберга. Объективные обстоятельства были в том, что этот человек нуждался в людях, которые смогли бы разделить с ним двухкомнатную квартиру, чтобы оплачивать ее напополам, так же, как мы нуждались в месте, которым он располагал - да к тому же так удачно сложилось, что человек этот окончил археологический, работает с документальными режиссерами, и хоть кругозор наш по градусу открытости взгляда разнится довольно-таки принципиально, он схож, и ужиться вроде бы не составляло бы проблем, на какое-то время, даже с обоюдным интересом, вполне искренним. Все эти факты смиряли меня с возможностью психологических некомфортностей и глюков, поскольку вроде бы основа крепкая; но нет, все-таки, недальновидность человеческая оказалась решающим фактором и все заглючилось вконец:))
Раньше я думала, что дзенбуддисты, с их этой историей Дао дэ цзина и неделания, не делают потому, что чувствуют, осознают огромное количество вариантов и возможностей событий, которые я так явно чувствовала утром;
а оказывается, они не делают как раз наоборот, потому что совсем не думают и не имеют представления обо всей этой прекрасной сложности. Ну просто так отмахиваются лениво от сложностей, и соответственно, от дел :)
"и в оправе их глаз только лед и туман, но порой я не верю что это обман" (:

вообщем-то, эта утренная неожиданная практика была как специально для драматургов и психоаналитиков, и мне даже жаль, что я при всем внятном и насмешливо-очевидном понимании внутри себя происходящего, не могу внести поправки в ход событий, подобрав ключ верных слов и внести хоть какую-то часть ясности своего ума в смуту, ясность хоть и не настолько светлая, чтоб быть прям-таки решающей, но хоть что-нибудь светлое, которое могу дать только я - не умею давать, если кто-то сам не намерен его принимать в таком сумбурном виде, а впихивать в руки, заручившись безусловным рефлексом того, что человек берет в руки все, что именно ему непосредственно дают, а потом уже думает, зачем оно ему - вот так впихивать нужно научиться, было бы здорово :)

итак, мы офигевшие от такого поворота событий продолжили свою одиссею в поиске квартир, нашли таки вариант квартиры за тритысячи, заморочились с деньгами тоже так нехило, заморочились с тем, что должны съехать ТРЕТЬЕГО ЧИСЛА, а сегодне какбэ второе уже заканчивается.....

когда пришла Дуся, а мама отправилась на разведку в район возможной квартиры, мы с Дусей, как водится, хохотали безумно и гнали всякую милую пургу например о том, что у нас внутри уже целая галерея концептов, круче чем эрмитаж, в ней можно затеряться; людей прошедших эрмитаж за день не существует, отсюда силлогизм - я и мама образца 2003года несуществуем!! вот лишнее доказательство; пройти эрмитаж всматриваясь в картины по одной минуте, а для этого концепт оформления музея - чтобы, когда ты подошел к картине, тебя окутывало мыльным пузырем, ты одевал наушники и слушал музыку, создающую настроение картины и ее времени - мыльный пузырь, шерстяной ковер для того чтоб он не лопался, музыка - очень убедительно преображает путешествие по музею в такое себе волшебство средней руки:) смеялись=хохотали еще над чем-то, и это вообще так здорово - искренне, всеми силами души своей смеяться и гармонизировать внутренний мир таким смехом (: даже если все совсем хреново, как это может быть, если настоящее всего этого - бесконечный живой смех.)))

ощущение себя такой сомнамбуличной, и душа с телом не по мерке друг другу - тело слишком велико, рукава длинные, лицо, смявшись, сползает с духовного лица, которому от этого тоже не очень удобно, синхронизация увиденного глазами и сказанного словами с осмыслением всего этого запаздывает ощутимо, все так шатко и самостоятельно происходит.. )
и от этого два неповторимых сновидческих восприятия пространства:
долгое ожидание лифта в 16дцатиэтажном доме на Тычине, ищу лестницу чтобы спускаться пешком - а она узкая, обшарпанная, приклеенная сбоку дома как будто бы совсем не к месту и чисто символично - с 14 этажа вниз - так практически бесконечно-вавилонская, еще и с перепадами света - дошла до темного этажа, увидела, что дальше света вообще нет, и все-таки, с добычей смутных чувств как из кино, свернула к лифту ))

заглянули во дворик, который радует видом из окна желтого подоконника, напоминая о других революционных временах прошлого века, как из пастернаковских рассказов, кусочек сохранившегося времени в быту, проходим по внутреннему дворику, звоним в дверь, дверь открывает жилец в майке, из-за двери слышится смех, пахнет жаренной яичницей, которая мелодичным звуком шкварчит на сковородке, и к этим звукам примешивается еще легкий скрип, голос жильца, отвечающего на вопрос о квартире, а узкая щелочка желтого света - как иллюстрация к саундтреку, происходящему с той стороны
------
вообщем, самое главное во всем этом абсурде (как мы подслушали у проходящей по улице мимо дамочке с маленькой девочкой: "это монти пайтон, детка!" (переслышав, правда, слова немного на свой лад)) главное это еще как-то верить, что кроме вот таких вот людей, с которыми мы тщетно пытаемся решить "проблемы", создавая их походу еще больше почему-то, есть еще те, которые не воспринимают происходящее настолько истерично, безысходно, убийственно-укоряюще, убиццаапстенукакплохо, а умеют разумно, красиво, мудро мыслить :) на них мы равняемся, и вообще, непонятно, почему, когда все и так сложно и нужно срочно решать, нужно усугублять это сложностями своих глючных характеров и тоскливых абстрактных мыслей "какжежитьдальше, чтовыбудетеделать, всеканец". экзистенциализма и так хватает на деле, а вот в плане заморочится мыслью - было бы много лучше разделять с кем-нибудь и чем-нибудь находки по пути, что-то греющее душу ясно для себя понимать, поддерживая даже самые обыкновенные чудеса .. а то иначе - это же хуже, чем умереть с голода! ведь все же и одиссей в первых своих одиссеях был обеспечен чудесной компанией - будь он один с самого начала пути, то у него же ничего не получилось - я так чувствую уже, а не просто думаю...
лучше уж, чтобы все получилось. да:))

давайте писать друг другу письма и приглашаться в гости. )) ну а что еще для счастья надо... опытным путем выясненно - вот ничегошеньки больше! ))
navashdenie: (ежик)
сегодня исторический, переломный момент
заснув накануне с гостьей-Дусей под нарды и музыку ВВС, с утра попрощавшись сонной улыбкой, проснувшись от радостного хохота в коридоре, и после с упорством исторического романиста досматривая сон про друга, гитарного менестреля, с которым мы оживляем серый осенний сад музыкой, с предчувствием близкой где-то со сторон - войны, просыпаюсь снова от страшных чужих голосов, которые сурово и грубо бродят между комнат. Возмущению и ужасу моему нет предела, когда голоса (а это хозяйка квартиры и ее молчаливый старший сын) заглядывают в мою комнату и ругают ее своими цывильными взглядами - мою уютную комнату, с пледом на полу, нардами, книжками повсюду - книжные полки со всех сторон, теплый свет лампы, баян, гитара! и они ее обижают :((( я, конечно, с грустью понимаю, что с точки зрения человека, привыкшего к сверкающему белизной и минимумом деталей дому, абсолютно "порядочному", видеть нагромождение милых вещиц в нелинейном творческом беспорядке странно и жутко наверное, но как же обидно так остро услышать эту жесткую несправедливость оценки! Заглянув на кухню, на мой обожаемый желтый подоконник хозяйка офигела совсем - зачем вы покрасили мои батареи и подоконник в желтый цвет?%))))), и в конце концов вынесла вердикт суровым "коммунальным" голосом, что она в шоке от ужасного состояния нашей квартиры и хочет немедленно, в течении недели, угрожающе, заполучить свою квартиру обратно чтобы к новому году сделать там ремонт, а иначе а иначе и все такое...
отыграв свою роль великолепно - ну, выглядело это по всем канонам жанра, до абсурда - хозяйка удалилась, оставив нас офигевших, глядящих на книжные полки до потолка, судорожно думающих какжежить дальше при таком раскладе! телефоны у нас не работают:) на улице такой очаровательно безнадежный туман:) смута! и мы идем через этот туман к Дусе на Холмы, созваниваться, размышлять о жизни :)
дома у Дуси приходят еще две веселые гостьи, которые как две птицы щебечут, угощают нас, бодро смешливо, наперебой, уговаривают, что все будет хорошо - а потом исчезают, как будто эти две феечки специально появлялись для оживления гармоничного антуража %)
у Дуси время меняет свой ход, там царит вечный переносной файф-о-клок, звучит музыка, все переодически хохочут - особенно пятилетний Вася:) - и происходящее кажется настолько полноценно правильным, что чувствуешь явно, как что-то, то, что явилось перед нами утром при всем великолепии - этот кошмар серой бытовой жизни, пошлой, казёной и обреченной, - все это куда-то отодвинулось, открасилось от нас, как от одной стороны градиента, и все сейчас, здесь - совершенно и прекрасно, и так должно быть всегда. Трудно уверить в этом свою внутренную смуту, которая мечется потерянной в солнечном сплетении, но стоит ее утихомирить - не только сознательно, но и на чувственном уровне уверенности, что что бы там ни было, ВСЕ_БУДЕТ_ХОРОШО. Дурацкая формулировка, вещающая со всех углов, теперь проходит сквозь уши как крошечка хаврошечка и обнаруживает важный смысл.
И чтобы понять окончательно все это - я пью чай и поглядываю на текст, сама перебирая под лихорадочно дрожащими пальцами буквы - чувствую их как никогда остро и нужно, а когда буквы складываются в предложения, я чувствую, понимаю все, и это знание, как детская радость от сложенного пазла, такое необходимое и в то же время нелепое, наполняет меня всеми своими значениями. Сейчас я снова досадливо отмахиваюсь от темы "будь проще", отмахиваюсь, но все равно грущу намного больше чем от перспективы других жизненных неурядиц - непонимание "сложности" и важности прекрасного сплетения и необходимости мысли точит самый корень душевного дерева, самую его уязвимую точку - какой смысл в мире и меня в мире, если в нем нет художественной насыщенности, сложности композиции? Остро ощущая каждое слово в спонтанном, необязательном диалоге, я слишком горько чувствую раздвоенность языков, которая вместо радости от новых смыслов слов-омонимов на разных наречиях, приносит мгновенное оцепенение от щекотного змеиного жала.
Сложность выраженных слов приносит мне гармонию с собой, в книжном переплете мне было бы уютнее жить чем в квартире - это я понимаю явно.

Потом "всехорошо" продолжается в гостях у скрипача-оператора, который живет недалеко по пути, в маленьком приземистом домике, как с дореволюционной картинки - с сохранившимися деревянными ступеньками, двориком, по-весеннему растопленной землей, полуподвальными окошками, из которых горит свет лампочек ильича - в центре города мир из времени исторического, где живущие в подвале парень и девушка вполне могли быть Мастером и Маргаритой. Мы стучали в окна и я играла на флейте, чтобы вызвать хозяина и спросить, не можем ли мы где-нибудь у него оставить на хранение книги и кассеты, а он гостеприимно пригласил нас пить вкусный чай и беседовать. По телефону меня успокаивают, что все не настолько срочно-страшно с переездом, как кажется, и хоть переезд все-таки предвидится, у нас есть еще несколько недель отсрочки..

Мама рассказывает о том, как она приезжала поступать в Киев на Актера, исполнять свою самую заветную мечту - хрупкая восхищенная девушка, с оголенной поэтичной душой, - и как пришлось переживать невыносимый горький экзистенциальный кризис, когда у всех людей, к которым она стремилась, не было той глубины, как все окончательно разуверились друг в друге и не могли играть вместе этюды после двух месяцев в колхозе на картошке, когда грубые слова продавщиц в магазине и резкие жесты ранили в самое сердце, а писатель, к которому мама приехала в Москву, с отчаянным вопросом - "пожалуйста, покажите, где найти ваших героев?", бесперспективно, глядя с удивлением говорил - "я их выдумал". И я чувствую эти слова очень хорошо, до слез-монокля, и поддерживающая почва в месте для шага вперед становится ощутима.

И при этом я чувствую себя как-то странно счастливой - а впрочем, какой мне еще можно быть? )) Насыщенность мира человеками, - хорошими и разными - и словами - уже для полного счастья - и это же уже чудо что творится! одинокость - опасная для меня болезнь, быть хотя бы наваждением в компании людей, которых я люблю самоотверженно и беззаветно - вот лучшее лекарство. ))
ура!
всёбудетхорошо :)

navashdenie: (ежик)
помнить и думать о каждом человеке с той стороны, где он хороший. ни с кем не сравнивать, никак не разочаровываться - беречь очарование и только его, стоит ли всё этой очарованности или вовсе не
хранить все самое драгоценное и лучшее что человек подарил, чтобы потом с благодарностью дарить другим
прекратить рефлексировать, заморачиваться неуютными лабиринтами зеркал восприятий
самых странных, самых непредсказуемых людей, от которых берет то в сладкую дрожь, то в жуткий озноб не вписывать в тихий город тёмными, стремными и непопути, что после резкой перемены температур вдруг в момент хочется сделать непроизвольно,а просто запоминать от них лучшее

это просто и это нужно незабывать!
мне кажется верным такой подход, и я ним пользуюсь почти всегда, особенно в последнем случае про странных людей - где не всегда понятно, насколько это излишне.. но так - по-доброму, так - может не по справедливости, но искренно в своих чувствах перед самим собой.

я очень люблю тех кто рядом со мной. иногда каждого люблю сильней остальных - и тогда происходит странная смена системы координат.. нужно держаться на равновесии и все равно - любить.
navashdenie: (Ветер)
трям
вечер сюрен, у меня болел зуб, знакомые незнакомые люди говорили о мире дзенскими коанами, и тут на полке по пути нашелся томик из Библиотеки Борхеса - Кортасар, знакомый незнакомый, я взяла его с собой и зачем-то стала читать, странный читатель из странного читаемого же рассказа - как будто нет ничего другого, как будто среди дюн бесконечного вечера сегодня нет никакого другого автора и других слов, я открыла книжку на середине и писала сюрным собеседникам
слова )
и верю что запечатление всего этого, как мошка в янтаре света фонарей, вечера, все это звучит ненавязчивой бесконечной музыкой стиля, киевская сестра передает аргентинскому брату дождь за окном; обо всем этом снял кино дождь - у его свой жанр, свой способ касаться миром сразу в тысячи разных мест, и я чувствую что жить это легко и просто, что в крайнем случае судьба может быть - жить в доме, который постепенно захватывается, непонятно, но и так спокойно жить, мирно, научиться не думать - жить легко, если бы не болел зуб, да, да, из-за него все это - мне кажется Кортосар так и есть, дурацкое, досадливое чувство собственной хрупкости, я - демиург, который не может справиться с всего лишь каким-то маленьким изначальным фракталом себя самого, вот так-то, остро ощущает всем известную собственную беззубость - разве я похожа на хищника?, конечно, нет, но что же это тогда во мне?...
и все это мечется, мечется, уроборос опавших листьев, ритмичный танец мыслей, сплетенье рук представления о белом безмолии и чайника, закипающего на кухне - пока не появиться вдруг собеседник, который возьмет тебя за холодную руку, внимательно всмотриться темными глазами в твои, давно зажмуренные, и скажет что-нибудь безлично, и если будет этот человек, то будет он больше всего похож на кота, который пошел за тобой на улице, коснулся тебя гладкой шерстью, и вот вы уже с ним дома - едите пирог с молоком, и кот иногда говорит о твоих мыслях, на самом деле же - просто урчит, свернувшись клубочком, и от твоих слов, поднимает где-то мимо тебя, вдруг, сосредоточенный взгляд, вмещающий вселенную - зрачки на мгновение сужаются, и вы оба синхронно улыбаетесь
navashdenie: (Default)
сегодня за окном было умиротворенное осеннее, близкое по духу небо, и мы сидели за кухонным столом, начав утро с обеда, обсуждая то, что для того, чтобы быть счастливым по-настоящему, нужно уметь помимо всего, прежде всего, творить - рисовать, петь, играть, писать, готовить.  Этим можно делиться с другими, и замечательным образом происходит взаимообмен любви в природе.

сегодня был последний день Гогольфеста, тихое воскресенье, слишком много надежд и абсолютная их невтемность в происходящее. Мы видели расходящуюся модель для сборки Арсенала - почувствовалось, что тут было что-то, что можно вот так потерять, люди ходили, как Буратино, со своими картинами под мышкой, и можно было посмотреть на лица людей-создателей. Журчащий поток людей и чувство конца - печального и обескураживающего, потому что вместо ослепляющего фейервека, Модели Большого Взрыва, оказалось медленное растаскивание на кусочки того, что было, а за ним - свистящие ветром и пустотой черные дыры.
хэй-хэй, я очень загрустила, когда почувствовала свою нелепость в возможном организаторстве событий - вечер, воскресенье! и никого во всем городе, кому можно было бы показать все предчувствие хорошего.
жутко стукнулась о поручень маршрутки, сказав перед этим про недалекость Кастанеды, и стала умываться горючими слезами :)
дурацкое чувство, когда насмешливый разум дает твоему глупому отчаянью погрустить, не сводя с тебя индифферентного, но все же настойчивого взгляда, который вот-вот чуть не смеется, а потом усмехается сочувственно.
дикая, дикая одинокость. никто не бывает один, даже если б он смолк! есть внутренний голос, весь мир, абсолютно готовый на контакт, в который можно поверить, с ним играть и его полюбить. абстрактный мир, жизнь вообще. 

и все-таки, всхлипываешь, от того, что во всем городе нет людей, с которыми можно чудить, говорить, понимать, обсуждать, петь, улыбаться, Играть, находить и все все все.. насущная необходимость, а вот оно как!..
и ведь такие друзья - это так здорово, и так сложно, какие-то неуловимые вещи.. и необходимо найти! теперь, когда Дуся уехала совсем далеко, я очень остро чувствую свою одинокость без сопричастия к этой удивительной атмосфере, которая сейчас живет и играет на флейтах-барабанах в бухтах Меганома.. и вообще!..
я буду вас искать!

вздыхаю. вздыхаю в флейту. получается высокий звук :)

а вообще я что-то очень косноязычна в тексте, больше радуясь живой, говорящейся речи и вдохновилась смотреть много хорошего классического кино, по списку обязательно программы студентов Вгика, но так пока и не нашла там фильмов, которые ищу - с изощренно-сложной операторской работой, монтажной и постпродакшеном - в цвете, свете.. очень много кино, даже слишком, и так мало среди него того самого, своего - очень много слов, уютившихся в гортани, слишком мало важных буков под холодными пальцами.
:)

navashdenie: (Ветер)
прямо по курсу - океан
океан слов
безбрежность словестного гула и его вышедшее на фоновое - молчание
а где-то идут дожди
вообще слова выпадают, как осадки
звонкий дождь, тихий снег, плавленный свет
теперь я узнаю людей, которые приносят дождь - слова сыпятся за ними, живительные и прозрачные, мягкие, обтекающие, пропитывающие, кудрявящие
свет может молчать. может, конечно, и говорить без умолку. но непременно чувствуешь на себе летний загар, медовую ленностность и соленую безупречность
и снег, снег, снег. беззвучный, искристо-белый, вдруг, морозный, тающий, сваливающийся, на голову, в голову
мне кажется, я могу принести снег. и не донести, оставить застывшим где-то между, ведь иначе - таял, таял..
Белое Безмолвие.
потеря компасов, дороги и - Земля вертится! а значит с каждым шагом сменяю курс.
navashdenie: (Ветер)
слова как никогда отказываются прорастать быстрыми семенами, разлетаются как одуванчиковые и остаются чувством молчаливого насыщенного присутствия в уголках улыбок. дао, выраженное словами.. бывает истинным дао, если слова вплетены в вязь норную событий и особого времени, напрямую из сейчас во Всегда.
мы по-любому всемогущи, особенно друг для друга, особенно когда знанием сама всемогущесть
- я сумею, я смогу!
и рано или поздно, так или иначе, как предчувствую
чудеса есть - и они простые и действенные, те самые прилагательные реальности, ответ на вопрос - какой мир - именно так, а не иначе
имеет значение все, что имеет потенциальную силу для Сбытия и Свершений, будь это случайно пойманное трамвайное слово, попутный случайный диалог с чудесными людьми в клеше и с янтарными глазами о том, как находить камертон, привет из Ужгорода приснившегося накануне или телефонный звонок где-то ровно посередине ночи.
что со всеми этими чудесами делать совершенно непонятно; вот разве что хранить в себе как Красный Цветок и как-то не забывать, а проживать всегда, сделав неотделимым от призмы собственного взгляда. И нет никакой объективной реальности, пока я не создам эту. Создать реальность и сделать ее реальной - всю эту метафоричность мира, гармонию и сталкерский юмор. Похоже на продолжение неоконченной на середине любимой артефактовой странички почерками разных времен)
а пока я это писала, время на часах вообще остановилось, было как и было полчаса на 4:49. мне наверное, показалось - как быть с этим "кажущимся" словом - насколько случившееся от этого становится менее реальным - вопрос открытый, и ответ на него колеблется в зависимости от случая.
чтобы я без вас делала, ребята
картина мира походу превращается в диораму и в нее уже почти можно войти - пройти насквозь и остановиться.) с другой стороны
не спасибо, говорите? ну, тогда буду чувствовать себя сбывшейся только тогда, когда у меня получится все, что, как я поняла, у меня должно получится - это реально сложней и весомей спасибы..)
буду сбываться как смогу, я очень постараюсь :)
navashdenie: (ежик)
ейчас я могу сказать так:
мои руки пахнут сибирской сосной. от жестикуляции, держания карандаша и чашки чая, на руках появились новые черточки судьбы, а лицо сохранило проникновенность улыбок. за спиной длинная дорога, галерея картин маслом, светопись и тенопись, стук женских шпилек в созвучии с цокотом копыт, хлопки в ладоши, приглушенный смех, отдельные слова, упавшие монетками, чтобы вернутся, через плечо, и нагнувшиеся люди, приглядывающиеся к лицевой стороне. Видишь человека как воплощение погоды - вон, у того, туча над головой и дождь внутри, а слепая радуга тычется об него, как кошка. А вон у того вся спина - шахматная доска, клетчатость мысли, а нарды вот - полосатость вечно возвращающегося домой. Длинной нотой - дорога девушки, скрестившей руки на груди, таящей улыбку счастья в уголках губ - она идет, а вокруг нее город сна - спящие декорации, попутно улыбающиеся окна. Ночные чайки поднимаются в закатно-завершенном небе, с неба падают одинокие капли ночной росы. Закольцованные тропы, как барабанный ритм на фоне города - движение-звук, и чувство перехода своего движения в другое звуко-направление. Небо отражает то, что видит на земле, только взбив до густоты нежности и пушистого тепла.
"Утренная роса" шуршит маракасовой гречкой под барабаны. В глазах Авдотьюшки скальдический мед переливается. В рюкзаке-мыше - желтые Маргаритовские цветы, объясняем по-английски - Маргарита, фловерс, Булгаков. Еще на мышь рассыпалась черника - и мышь выглядит совсем как для дорзовской девочки - особенно со свойством открывать голову - ббррр.. Символичное яблоневое дерево возле Исторического музея. Учусь жонглировать яблоками, роняя их в желтую траву, и они скатываются в стороны, как в фильмах Шванкмайера.
Чужая душа потемки - не забывать с собой карманный фонарик, или камень, улавливающий свет. Пена взболтанного мира поднимается, и захлебывает с головой. Философия художника, рисующего паутину мыслей и слов, карта человека, который видит очертания мира, как вечно крутящийся вокруг себя - импрессионизм, плывущесть, атмосфера скорости. Я сейчас перебираю аккорды на расстроенной, невернотоновой, но вполне звучащей, гитаре, и пытаюсь ощутить знакомую гармонию - трудно поверить, но выходит.
Я одела шляпу мумми-троллей и вырисовываю непойми что. Камертон в этой шляпе превратился в варган, явь - в сон, музыка диктует ритм, как слова диктанта. раньше я чувствовала необходимость связной цепочки, теперь, проплетя несколько звеньев, цепочки ссыпаются, и повисают рядом друг с другом, ветвями задумавшейся плакучей ивы - картинки, ассоциации - как так получилось?.. Дерево живет. Оно отпускает новые побеги - убегающие мысли. Сухие ветки отламываешь с хрустом, и сжигаешь в пламенно-уютном костре беседы, за бардовским разговором и понимающим смехом, ветви пахнут корицей и вишней, дым мечется во все стороны света, оглядывая окрестности, чтобы въестся кому-то в волосы и отразиться в глаза; я же от него отмахиваюсь и пропускаю через него мыльные пузыри. Но все это не то. Цель - пепел, чтобы использовать его для удобрений более благоприятной почвы. На ней обязательно будут расти чудесные цветы. Но все это должно догореть - до тла, до остывшего тепла - чтобы не ни в коем случае не сжечь корни заветному цветку.

Profile

navashdenie: (Default)
navashdenie

July 2011

S M T W T F S
     12
3 456789
1011121314 1516
17181920212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 11:53 am
Powered by Dreamwidth Studios